Архив 2012-02

Не единая Россия

Михаил Белый Михаил Белый | 13:50, понедельник, 27 февраля

Комментарии (13)

Признаюсь честно: никогда не являлся сторонником Владимира Путина. Но и чепчик в знак приветствия революции бросать в воздух не спешу. Однако сегодня меня напрягает желание обеих сторон – как тех, кто горой за ВВП, так и тех, кто против него – разделить страну. Точнее – разделить людей. Разделить на плохих и хороших, умных и дебилов, интеллигентных и люмпенизированных.

Блогеры уже активно оперируют термином "две России". Одни кричат, что на Поклонной в Москве собираются истинные патриоты, а на Болотной - проплаченные бездельники. И ладно, если такие заявления делает власть. Гораздо хуже, что оппозиционно настроенная часть страны тоже включилась в этот глупый марафон. И не стесняется заявлять, что с одной стороны стоят так называемые "поганые совки", а с другой – "цивилизованные люди" с чувством собственного достоинства. 

Нет ничего более опасного, чем попытка поделить людей, посеяв тем самым между ними рознь. Могу предположить: несмотря на смелые опровержения Владимира Путина, что на митинги в поддержку действующей власти люди все-таки приходят не по зову души, а по разнарядке. Да и самому довелось наблюдать, как работников различных муниципальных предприятий свозили на такие мероприятия на автобусах. Однако в корне неверно автоматически причислять всех собравшихся на Поклонной или в "Лужниках" к ярым сторонникам Владимира Владимировича. Согласитесь, что может поделать сотрудница городского водоканала, если коллективу порекомендовали поддержать господина Путина своим присутствием? Конечно, можно грозно топнуть ногой, сославшись на убеждения. Но не исключено, что случайным образом начавшееся спустя два месяца сокращение совершенно случайно "зацепит" эту сотрудницу. В итоге она останется без работы.

Я прекрасно понимаю, что далеко не каждый гражданин сегодня может позволить себе открыто сказать "нет".  Поэтому та же сотрудница водоканала скромно придет на митинг, хотя бы просто для "галочки", постоять в сторонке.  Однако, какой выбор она сделает 4 марта, еще остается большим вопросом. Вот и получается, что оскорблять людей, называя их "погаными совками", и ставя под сомнение их интеллектуальные способности, по меньшей мере, низко.  Да и вообще – считать дурными и отсталыми тех, кому по каким-то причинам импонирует личность Владимира Путина, тоже неправильно. Любое деление – по классовому, гендерному или национальному признаку – никогда еще хорошим не заканчивалось.

Не спорю, нам всем хочется быть гордыми и независимыми, но, увы, далеко не все могут себе это позволить. Довелось слышать немало практически одинаковых историй о том, как людей привозили на митинги в поддержку власти, а они потом перешептывались – дескать, принудиловка противна до тошноты, а куда деваться, ведь семью надо кормить.

В последнее время власть всячески хочет продемонстрировать, что у нее куда больше сторонников, чем противников. Понятно, что для этого всем нам демонстрируют забитые до отказа "Лужники". Но эти картинки, пожалуй, способны обернуться лишь побочным эффектом. Согласитесь, что всем удовлетворенные и довольные люди не оккупируют площади. Площадь – удел тех, кто что-то хочет изменить. И поэтому действующий премьер-министр Путин меня тоже очень смущает. Так уж получается, что и он вольно или невольно делит страну пополам. Чего только стоят его слова про то, что "битва за Россию продолжается".

На самом деле, никакая это не битва. Во всех цивилизованных странах это называется выборами, которые созданы для обеспечения сменяемости власти. Когда механизмы сменяемости власти утрачены, государство получает очередного Уго Чавеса. И вот что делать тогда - становится совершенно непонятно.

"Смотрящие" за законом

Михаил Белый Михаил Белый | 10:48, понедельник, 20 февраля

Комментарии (7)

В конце минувшей недели у меня произошла неприятность. Утром, выйдя из квартиры на улицу, я обнаружил, что у всех без исключения припаркованных автомобилей проколоты колеса. В числе пострадавших оказалась и моя машина – неизвестные вандалы пробили ей сразу четыре колеса. Зрелище было более чем унылое – у двух десятков авто собрались их озадаченные владельцы, которые не могли уехать на работу или по делам. Кто-то пытался накачать поврежденные колеса, кто-то от безысходности начал прямо на месте менять зимние покрышки на летние. 

Соседи, чьи автомобили пострадали от ночного "нападения", размышляли, что же делать дальше. Что любопытно, никто из автомобилистов ни на секунду не возлагал надежд на милицию, недавно трансформировавшуюся в полицию, но вряд ли изменившую свое внутреннее содержание. Именно в эти минуты можно было получить очередное  подтверждение того, что Россия остается правовым государством лишь на словах. "Ну и дела, - озадаченно разводили руками прибывшие на место ЧП сотрудники полиции. – Скоро придется всю машину по запчастям домой забирать". 

И мои соседи  - обладатели совершенно разных по цене автомобилей – прекрасно отдавали отчет в том, что государство не в силах защитить своих граждан. Сами подумайте: за одну только ночь в одном районе города вандалы порезали колеса как минимум у 50 автомобилей. Однако полиция сразу начала открещиваться от этих цифр – дескать, по факту подано около 20 заявлений. 

Половина моих соседей, чьи машины пострадали от рук злоумышленников, в правоохранительные органы обращаться не стали. А какой смысл, говорят люди, ущерб все равно никогда не возместят, только придется по десять бумажек заполнять и время терять. Хотите знать, что говорили люди, ставшие жертвами преступников? Для полного понимания привожу цитаты практически без купюр: "надо найти смотрящих по району", "стоит подъехать к "бригадирам" нелегальных парковок и пригрозить им большими проблемами", "надо найти ребят, которые популярно объяснят, что бывает за такие дела", "надо договориться с "крышей", чтоб машины не трогали".  

"Смотрящие", "старшие", "бригадиры", "крыша" - эти криминальные понятия ворвались в повседневную жизнь практически каждого россиянина. Причем почти все граждане уверены, что в случае возникновения проблем гораздо эффективнее обращаться за помощью к бандитам, нежели к сотрудникам правоохранительных органов. Вот и мой сосед – интеллигентный инженер в очках – упорно не хочет писать заявление, а предлагает "привлечь ребят для решения вопроса".  

Разговариваю на эту тему с ульяновским депутатом Геннадием Будариным, и он подтверждает – полиция работает из рук вон плохо, правоохранители просиживают штаны, поэтому имеет смысл выходить на людей, которые "смотрят за районом" и решать подобные проблемы с ними. В общем, с волками жить – по-волчьи выть. Такое происходит, когда правовые рычаги перестают работать. Но, как известно, свято место пусто не бывает. Если государство не работает, значит, функционирует другая система. Наверное, трудно представить, что бы где-нибудь в Европе парламентарий после произошедшего акта вандализма предлагал обращаться к бандитам. У нас это возможно. Точнее – у нас по-другому невозможно.  И в этом плане я солидарен с депутатом Будариным. 

В обществе потеряно доверие к правоохранительной системе. Видимо, чрезвычайно силен образ нечестного блюстителя порядка, "крышующего" ларьки и те же нелегальные парковки. Потому в нашем сознании подчас бандит выглядит более убедительно, чем правоохранитель, как его ни назови – милиционером или полицейским. Наверное, это называется деформацией морали. Мы не верим милиции/полиции и пишем заявления, скорее, по инерции. Вот и сегодня, когда полицейские заявили, что нашли подозреваемого в вандализме, мы тоже упорно не хотим верить. Хотя бы потому, что многое не сходится. Мотив – "прокалывал колеса из зависти" неубедителен, и орудие – обнаруженный нож – тоже не вписывается в историю. Не надо быть специалистом, чтобы понять - колеса десяткам автомобилистов прокалывали явно не ножом.  

Поверьте, мы все искренне хотим, чтобы у нас была сильная полиция. Которая бы помогала, защищала, расследовала. И при виде которой не хотелось бы переходить на другую сторону улицы. А пока ее нет, мы вынуждены надеяться… на бандитов. Интересная у нас страна, да?

 

Клятва на всякий случай

Михаил Белый Михаил Белый | 11:18, вторник, 14 февраля

Комментарии (5)

В конце минувшей недели Россия бурно и весело обсуждала новость, пришедшую из моего родного Ульяновска. Теперь на родине Владимира Ильича Ленина государственные служащие перед приемом на работу будут давать клятву. Процедура не будет кровавой, но с успехом может заменить пару концертов Задорнова.

Я не удержался и позвонил директору департамента государственной и муниципальной службы правительства Ульяновской области Татьяне Морозовой и поинтересовался: а для чего, собственно, необходимо это радующее глаз действо?

"Когда человек дает клятву, он в очередной раз осознает, куда он идет, зачем он идет. Осознает, что вступает в ряды, в сообщество, а не просто пришел на работу", - объяснила мне г-жа Морозова.

Правда, клятва, несмотря на пафос, выглядит довольно размытой. "Я обязуюсь служить народу. И если я нарушу эту клятву, то в этот же день я сниму с себя полномочия", - поклялась прямо по телефону высокопоставленная чиновница. Татьяна Морозова объяснила, что эти слова госслужащим предстоит произносить прилюдно. "Придут родственники, коллеги, журналистов позовем,  – сообщила чиновница. – Честно служить родине клялись еще в царские времена, а чем мы хуже?".

Еще г-жа Морозова объяснила мне, что одними словами дело не ограничится – в том смысле, что госслужащий поклянется, а потом собственноручно подпишет все сказанное.  И эта подпись якобы явится железным аргументом в том случае, если чиновник спустя какое-то время "запятнает честь мундира" (цитирую Татьяну Морозову). 

Честно говоря, автоматически встает вполне законный вопрос: в каких случаях мундир считается запятнанным, а в каких  - нет? И как оценить – насколько эффективно и честно служит чиновник народу? Любой юрист скажет вам: все эти клятвы – чистой воды профанация. Хотя бы потому, что нарушение клятвы не может служить поводом для увольнения с работы.

Давайте посмотрим с другой стороны: если человек настолько честный, что готов уйти с занимаемой должности от одной  мысли, что как-то не так служит своему народу, то, спрашивается, зачем ему вообще все эти клятвы? Порядочный человек в таких глупостях не нуждается. Почувствовал, что не справляется – собирает вещички и уходит.

Я поговорил и с другими местными чиновниками разных рангов. Ну, среди нас, заверили меня госслужащие, недобросовестных практически нет, но на всякий случай клятва пригодится. То есть примерно так: вы все, безусловно, кристально честные, но расписочку все же оставьте. А то чем черт не шутит!

Меня вообще забавляет желание представить чиновников как особый класс, которому требуется какие-то выдающиеся условия работы. Вот журналисты, к примеру, почему-то могут осуществлять свою профессиональную деятельность без клятвы, вузовские преподаватели успешно без нее обходятся, инженеры и программисты не клянутся. Ну да, все они далеки от священной миссии служения народу, они просто выполняют работу, за которую получают зарплату. 

Но давайте начистоту: всем нам не требуются какие-то особенные и выдающиеся чиновники. Пусть это будут люди, которые добросовестно выполняют свои обязанности, работают, как и все простые смертные, не берут взяток и не пилят бюджетные средства. Если же они опаздывают на работу,  то есть Трудовой кодекс. Если занимаются мздоимством – можно открыть кодекс Уголовный.

В последнее время довелось ознакомиться с несколькими социологическими исследованиями, которые показали, что современная молодежь мечтает о карьере чиновника. Я понимаю, что времена моего детства, когда многие искренне хотели стать космонавтами или машинистами, прошли. Но сам по себе факт примечательный – молодые люди желают быть даже не банкирами и бизнесменами, а государственными служащими. И все мы прекрасно понимаем – почему.

По данным правоохранительных органов, средний размер взятки с каждым годом растет. Причем, согласно различным исследованиям, в подавляющем большинстве случаев мзда отправляется в карманы чиновников.  В общем, в массовом представлении работа более чем хорошая. Можно и поклясться.

От стирального порошка - к Владимиру Путину

Михаил Белый Михаил Белый | 11:01, вторник, 7 февраля

Комментарии (13)

В начале недели Центризбирком утвердил список из 499 актеров, спортсменов, деятелей науки, журналистов и музыкантов, которые станут доверенными лицами кандидата в президенты Владимира Путина. Все эти люди получат право агитировать за него, участвовать в предвыборных дебатах.

В списке, который, как говорят, утверждал лично господин Путин, немало известных людей: певцы Надежда Бабкина, Николай Расторгуев, Стас Михайлов, Михаил Боярский, Стас Пьеха, писатели Марина Юденич и Эдуард Багиров, оперная певица Анна Нетребко, сатирик Геннадий Хазанов, шоумены Леонид Якубович и Игорь Бульдог Харламов, ректор МГУ Виктор Садовничий, спортсмены Андрей Аршавин, Динияр Билялетдинов, Вячеслав Малафеев, Татьяна Навка, Роман Павлюченко, Елена Исинбаева, знаменитые тренеры Ирина Винер, Валерий Газзаев, Татьяна Тарасова, укротители братья Запашные, режиссеры Олег Табаков и Александр Калягин.

Что остается загадкой - это, кто именно пригласил их стать доверенными лицам действующего премьер-министра, и каким образом они намерены проводить агитацию. Лично для меня совершенно очевидно: эти люди  вряд ли принесут дополнительные очки кандидату Путину, а вот собственную репутацию рискуют изрядно подпортить. Негоже это, когда искусство или спорт оказываются так ощутимо втянутыми в большую политику.

Хоть убейте, но я очень сомневаюсь, что изрядно попахивающий ресторанным шансоном Стас Михайлов или гоняющий в составе английской команды мяч футболист Андрей Аршавин смогут хоть как-то повысить рейтинг Владимира Путина. Да и вообще – среди кого Аршавину проводить агитацию в Лондоне? Уговаривать Березовского или Чичваркина?

Вот и тренер Татьяна Тарасова не скрывает своих теплых чувств к кандидату Путину. Выступая 4 февраля на митинге на Поклонной горе в Москве, и объясняя, почему сегодня россиянам есть, что терять, г-жа Тарасова привела, в частности, следующий аргумент: "Сегодня мы можем где угодно отдыхать, где угодно учить своих детей".

После этих слов так и хочется сказать – как же страшно далека тренер Тарасова от народа! На днях я разговаривал с первым вице-президентом Ассоциации туроператоров России Владимиром Канторовичем. Так вот, по его оценкам, на сегодняшний день отдых за рубежом могут позволить себе всего 3-5% россиян. Вдумайтесь в эту цифру. Думаю, не надо объяснять, сколько россиян в состоянии отправить своих отпрысков учиться в Итон.

Вот именно поэтому я от души предлагаю г-же Тарасовой вернуться к нам на Землю. Готов даже пригласить ее в родной Ульяновск, чтобы она смогла лично увидеть людей: вузовского профессора с зарплатой 17 тысяч рублей, врача "скорой помощи", который вместе с суточными дежурствами получает 14-15 тысяч. Им есть что терять?

Почему-то мне кажется, что звездная компания доверенных лиц недооценила собственные риски от участия в этом политическом забеге. Спрашивается – зачем им это надо? Неужели любовь народная ценится меньше любви одного конкретного человека?

Леонид Аркадьевич – это я к Якубовичу обращаюсь – возвращайтесь лучше на привычное для нас всех "Поле чудес". Или уж на худой конец рекламируйте свой стиральный порошок. После 4 марта это средство может многим пригодиться.

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.