Архив 2012-11

Будущее Британии в отмежевании?

Все-таки Британия всегда к Европе относилась настороженно. И в те времена, когда она с гордостью носила имя "великой", и в ее пределах никогда не заходило солнце, и теперь - когда от былого великолепия осталось только Британское Содружество наций. Недаром, на правильном, "королевском" английском, чтобы объяснить, что кто-то находится вне пределов страны, скажут, что он "за морями" (overseas).

Тут у нас в трех округах прошли перевыборы депутатов парламента. Победили лейбористы. В общем-то в этой победе нет ничего странного: сейчас как раз середина электорального цикла, и правящая партия, на данный момент, консерваторы, традиционно оказывается в минусе. Главными стали результаты, которые показали националисты из Партии независимости Великобритании – UKIP.

UKIP вообще довольно любопытная партия: с одной стороны, она, вроде бы, стоит на достаточно правых позициях, что большинству британцев не симпатично. С другой - ратует за выход Британии из Евросоюза, а эти настроения в стране становятся все более популярными. Недавний опрос общественного мнения показал, что впервые больше половины населения склонно Евросоюз покинуть.

Главным результатом нынешних выборов можно считать то, что и политикам, и журналистам, и левым либералам, и консерваторам, всем придется смириться с тем, что UKIP перестала быть маргинальной партией, и с ней отныне придется считаться.

Более того, новый советник премьера Дэвида Кэмерона по предвыборной кампании 2015 года уже намекнул, что консерваторам стоит войти в союз с UKIP на следующих всеобщих выборах, чтобы прекратить отток консервативного электората к националистам.

Европейский вопрос

Все, как всегда, упирается в пресловутый европейский вопрос. В свое время Кэмерон перед выборами обещал референдум по членству Британии в ЕС. Референдума пока что не произошло, потому что момент очень уж очень неудобный.

Тут можно вспомнить недавнее обсуждение бюджета ЕС, который европейские чиновники попытались увеличить, при том, что каждая отдельная страна вынуждена затягивать пояс на самые последние дырочки. Так вот, определенная часть людей, традиционно голосующих за тори, не желая вдаваться в подробности политического момента, устала ждать, когда же правительство однозначно выскажется по поводу ЕС.

Правительство виляет, как уходящая от собак лиса, путает следы, а народ нервничает. А тут UKIP: партия, которая стоит против Европы вообще. За добрую старую Англию без иммигрантов, в том числе и из Восточной Европы.

Чего боится обыватель?

Националисты и их лидер Найджел Фарадж оперируют понятиями, близкими среднему обывателю: у вас нет работы, потому что ее захватили иммигранты, у вас такие большие налоги, потому что огромная их часть идет на содержание европейских бюрократов, от которых никакой пользы, а только вред, ибо они постоянно пытаются стреножить наши свободы своими европейскими правилами. В этой ситуации слова о том, что выплаты в европейский бюджет составляют около 1% ВВП Британии падают в пустоту.

Грубо говоря, каждый из нас платит на содержание Европы около 150 фунтов в год. Примерно столько стоит мой проездной в метро на месяц. В то же самое время восемь из 10 всех торговых сделок Британии приходится именно на ЕС.

Сама идея общего рынка принадлежала в свое время Британии. Правда, скажут скептики, на этой идее надо было и останавливаться, а не подписывать Лиссабонский договор о еще большей интеграции, но задним умом все крепки.

Ну, и представим себе на минуту, что консерваторы сдаются и референдум назначают. Народ говорит: "Да пусть идут себе направо, а мы уж как-нибудь налево", - и начинается длительный процесс обсуждения выхода.

Опасности выхода

С каждой из стран, остающихся в ЕС придется отдельно договариваться об условиях выхода: мол, кто кому и что должен, на каких условиях, и чем все это может закончиться.

Если, допустим, никакого референдума в Британии еще не прошло, и вопрос о выходе из ЕС висит, так сказать, гипотетически, то позиция на переговорах у британских дипломатов и политиков будет довольно сильная. Мол, если будете вести себя кое-как, то мы может и действительно уйти, и все наши вклады с собой забрать.

Ну, а если референдум уже прошел? Тогда все понимают, что Британии деваться некуда, и стоят насмерть, чтобы выторговать себе наиболее выгодные условия. Однако все это пока что носит чисто гипотетический характер.

Что делать Камерону?

Вернемся к UKIP. И тут при всей их "антиевропейскости" возникает одна странность. У Партии независимости нет ни одного места в британском парламенте, зато есть 12 мест в парламенте объединенной Европы. Как говорится, неувязочка вышла.

Хотя можно предположить, что на самом деле происходит глубокая операция в тылу врага, подрывающая самую суть европейской бюрократической инфраструктуры.

Впрочем, по радикальности UKIP, при всем ее правом национализме, далеко от другой британской радикальной партии – Британской национальной партии, BNP. Тем более, что в самой UKIP утверждают, что националистическими идеями вовсе не увлекаются.

При этом, какой бы соблазнительной ни была идея для консерваторов войти в сделку с националистами, чтобы вернуть убежавших избирателей, делать этого не стоит. Потому что политическая репутация понятие хрупкое, а связавшись с UKIP, можно потерять избирателей-центристов. На радость лейбористам, разумеется, которые и так выиграли три перевыборных места.

Птички божьи

В последнее время в Британии все больше голосов раздается против размера и количества пособий, которые выплачиваются безработным, многодетным и прочим малоимущим.

Правительство официально объявило о программе сокращения государственных дотаций, провозгласив, что, мол, непорядок, когда люди, сидящие на пособиях, в конечном итоге имеют больше денег, нежели честные налогоплательщики.

Разговоры шли о сокращении денег, выдаваемых безработным на съем жилья, о содержании исключительно двух детей в безработных семьях, чтобы, мол, не было тенденции бесконтрольно плодить потомство и тем самым увеличивать свои пособия, ну и так далее.

Многочисленные организации, защищающие детей и бедных, тут же привели контраргумент, что все это будет способствовать образованию новых гетто, "очищению" центров городов от бедного населения и ограничению личных свобод в виде насильственного ограничения числа детей.

Однако рассуждать о том, кто в этой ситуации прав, а кто виноват - занятие довольно бессмысленное, учитывая, что разумные аргументы можно найти у обеих сторон. К сожалению, главным фактором в этом деле являются эмоции.

Давайте посмотрим, откуда вообще в Британии возникла идея всеобщего благосостояния и родилось государство, взявшее на себя обязанность помогать бедным.

История государства соцобеспечения

Начиная, пожалуй, с развития капитализма в стране стала развиваться и частная благотворительность. Появилось понятие "достойных бедных", которые изо всех сил стараются содержать в чистоте свои дома, мысли и поступки, но вот никак у них не получается. "Достойным бедным" помогали, раздавали им бесплатную еду. Викторианские дамы перешивали старые тряпки на рубашки и вязали шарфы, и все это доставалось малоимущим, как правило, через церковные приходы.

"Недостойным бедным" помогать не полагалось. В конце концов, если человек предпочитает все свои деньги спускать на джин и пиво, то это его личный выбор, и что там должны делать его семья и дети, никого не касается. Была попытка заставить неимущих отрабатывать благотворительность в работных домах. Но они снискали себе такую ужасную славу, что по сю пору любые попытки принудить безработных трудиться на общественных началах за свое пособие воспринимаются, в основном, в штыки.

Благотворительность на государственном уровне началась с юриста Уильяма Бевериджа, который оставил юридическую практику, чтобы сосредоточиться на проведении социальных и административных реформ.

Время для этого было не самое подходящее, шла Вторая мировая война. Тем не менее, в 1942 году Беверидж опубликовал большой отчет, в котором выдвигал предложения о том, как бороться с "большим злом", под которым он понимал нужду, болезни, неграмотность, плохие жилищные условия и безделье.

На основании этого документа лейбористское правительство после войны ввело бесплатное медицинское обслуживание и элементарное соцобеспечение, оплачиваемое государством, работодателем и налогоплательщиками.

Рост недовольства

Отсюда все и пошло. Собственно говоря, с Национальной системой здравоохранения (NHS) почти все согласны. Наверное, по большому счету эта система даже более удобна, нежели существующая, например, в тех же США. Хотя в последние десятилетия, особенно в годы правления лейбористов, NHS обросла таким же количеством бюрократов и менеджеров, как и любое другое государственное учреждение. Тем не менее, без нее - никуда. Реформировать, возможно, и надо, но ни в коем случае не отменять.

А вот на систему пособий у большинства населения вырос огромный зуб. Последнее исследование общественного мнения показало, что более трети британцев считает, что люди, сидящие на пособии, "выкручивают системе руки". Более двух третей респондентов уверены, что безработным платят слишком много, и у них нет стимула искать работу.

Шестеро из десяти граждан страны пребывают в полной уверенности, что если бы безработные действительно хотели найти работу, они бы ее нашли.

Надо признать, что такого отношения к безработным не было, пожалуй, никогда. Даже в тяжелые 30-е народ им, в большинстве своем сочувствовал. После окончания войны Британия была в колоссальных долгах, хлеб (при лейбористском правительстве) распределялся по карточкам, и вообще условия жизни были суровые. Не такие, конечно, как в послевоенном СССР, но радости было немного.

Однако страну объединяло общее чувство сопричастности к большому делу. И взаимного недовольства между теми, кто работал, и теми, кто сидел на пособии, почти не было. Справедливости ради, скажу, что в то время, безработица была почти на нуле.

Сегодня политики с дрожью в голосе говорят о 340 тысячах семей, в которых не просто никто не работает, а не работал никогда. Ни единого дня. Ни единого даже часа.

Во времена Бевериджа безработица составляла 2% работоспособного населения. Сейчас, при 7,9%, от такой цифры политики глотали бы слезы счастья.

Другие времена, другое общество

Норман Теббит, который в кабинете Маргарет Тэтчер занимал пост министра по трудоустройству, как-то сказал: "Я вырос в 30-х годах, в семье с безработным отцом. Он не устраивал беспорядков, он садился на велосипед и ездил в поисках работы до тех пор, пока он ее не нашел".

Сегодняшние "достойные бедные" в представлении довольно большого числа налогоплательщиков превратились в паразитов, проживающих в государственных квартирах (бывает, что и в дорогом центре Лондона), чьи гостиные украшают большие телевизоры, и которые даже ездят в отпуск.

Больше всего британская публика возмущается тем, что на пособия тратятся колоссальные суммы, принцип распределения которых никто не может понять.

Еще одним яблоком раздора стала иммиграция, которая во времена создания системы соцобеспечения была ничтожно малой. Критики нынешней системы возмущаются тем, что работающие, но малоимущие британские семьи годами стоят в очереди на социальное жилье, тогда как иные прибывающие иммигранты его немедленно получают.

Все это, как вы не понимаете, тоже не способствует сохранению мира и согласия в обществе. Работающие презирают безработных. Безработные, активно ищущие работу, свысока глядят на тех, кто трудиться на благо общества не хочет вообще, а те, в свою очередь, заявляют, что о них плохо заботятся, и что все было бы иначе, если бы только... ну и так далее.

В конце концов, людей, получающих пособия незаконно, не так уж много. В последние годы государство активно взялось за искоренение этого зла. Но критики нынешней системы теперь утверждают, что любой, кто хочет найти работу, может ее найти, но только не хочет. Что опять же надо воспринимать с изрядной долей скепсиса, потому что работа работе рознь, и квалифицированному работнику идти, допустим, стоять за прилавком не очень-то хочется. Да и не возьмут, кстати, потому что у всех работодателей существует понятие "излишней квалификации".

Причины недовольства

Откуда же возникло это массовое неприятие безработных работающими? Денег, конечно, не хватает, это понятно. Времена тяжелые опять же, не поспоришь. Но почему не возникает такой же неприязни, например, к людям откровенно богатым, которым никакой кризис нипочем?

Да потому, что где богатые, а где мы? Они живут жизнью, о которой у нас, в общем-то, нет ни малейшего представления, и жить которой нам не светит.

Тогда как хотя бы одного представителя безработной армии знает каждый. Знает и не понимает, почему он пожинает плоды чужих трудов, не заботясь о хлебе насущном? Как та самая птичка божья, не знающая ни заботы, ни труда. Правда, клевать ей достается не отборное зерно, а так, семечки, какие-нибудь, но с голоду ведь не умирает!

И пока общество все больше и больше раздражается против растущей армии людей, кормящихся от государства, политики активно делают на этом недовольстве капитал. Осталось только ввести понятие "достойных бедных" и возродить вязание шарфов дамами из высшего общества. Вначале, возможно, им придется пройти курсы вязания, но тут я, например, охотно выдвигаю свою кандидатуру в качестве инструктора. Как-никак, а еще один приработок в наши времена мне тоже не помешает.

Искусство ощипывать гусей

Яна Литвинова, bbcrussian.com Яна Литвинова, bbcrussian.com | 12:19, понедельник, 19 ноября

Комментарии (4)

В XIII веке Фома Аквинский считал, что будет справедливо, если подданные оплатят то, чем обеспечивается их собственное благополучие. Речь шла о налогах.

В XVIII веке Бенджамин Франклин говорил, что неизбежны только смерть и налоги. Тем самым он проявил себя не только как философ, но и политик, потому что ни одно государство не может существовать без того, чтобы его граждане платили налоги справедливо и регулярно.

Свою лепту внесла в важный вопрос и самодержица всероссийская Екатерина II: "Налоги для государства - то же, что паруса для корабля. Они служат тому, чтобы скорее ввести его в гавань, а не тому, чтобы завалить его своим бременем или держать всегда в открытом море и чтоб, наконец, потопить его".

И, наконец, завершу этот налоговый цитатник высказыванием глубоко уважаемого мною Уинстона Черчилля, сказавшего коротко и ясно: "Хороших налогов не бывает".

Но платить их надо. В конце концов, функция государства и заключается в том, чтобы обеспечивать гражданам минимальный набор услуг в виде безопасности, судебной системы, образования и медицины. К сожалению, исключительно за их счет.

Но оставим пока что в покое индивидуальных граждан, за которыми наша налоговая инспекция охотится с азартом питбулей.

Речь пойдет о крупных корпорациях, которые стремятся уменьшить свое налоговое бремя. В конце концов, они не делают ничего противозаконного: в любой стране и в любом законодательстве существуют определенные юридические дыры, сквозь которые можно просочиться, уменьшив свои выплаты. Однако...

В этом "однако" все и дело. Выяснилось, что среди прочих, три крупных транснациональных гиганта (а для того чтобы воспользоваться налоговыми дырами, надо быть именно транснациональной корпорацией) практически не платят налоги в нашу страдающую казну. И это в то время, когда правительство проводит политику жесткой экономии, пытаясь хоть как-то уменьшить бюджетный дефицит Британии.

Тремя главными нарушителями стали кофейный гигант Starbucks, не нуждающийся в представлении Google и онлайн-магазин Amazon. Все они искусно избегают налогов - по самым скромным прикидкам британская казна недосчиталась около 900 миллионов фунтов. Понятно, что парламентарии решили вызвать главных нарушителей на ковер. Согласитесь, что от такой суммы у кого угодно дух захватит.

Вот, например, Starbucks: налогов не платит вообще, потому что утверждает, что нету у них никакой прибыли. Ну ни пенса! Сидят в убытках. И совершенно непонятно, во-первых, куда идут все средства, ежедневно оставляемые в его многочисленных кофейнях, а, во-вторых, как так получилось, что за такую плохую работу его британский директор получил солидный бонус... И почему такие огромные роялти уходят в европейскую штаб-квартиру в Амстердаме? Может быть, прибыль все-таки где-то зарыта?

С Amazon история вообще странная: у него прибыль огромная, и пусть никто не пытается сказать, что это не так. В конце концов, именно благодаря таким интернет-магазинам стали страдать гиганты розничной торговли, способные снижать свою маржу прибыли до абсолютного минимума. Но что бы они ни делали, с интернет-магазином сравниться сложно. Ведь ему не нужны ни продавцы, ни менеджеры по продажам, ни аренда помещений, а все это стоит немалых денег.

Однако Amazon умудряется всю свою полученную в Британии прибыль проводить через головной офис в Люксембурге, где налог на корпорации составляет жалкие 11%, против британских 24%.

И, наконец, Google, который как-то сумел заплатить 3.4 миллиона налогов на прибыль в 4 миллиарда! Ну, хоть убейте, какую математику ни применяйте, но ни 24%, ни даже 11 % из сочетания этих двух чисел не выкроить!

Парламентский комитет по отчетности попытался призвать к ответу представителей хотя бы этих трех гигантов. На самом деле, в число нарушителей следует внести и Facebook, и Apple, и еBay, которые, правда, действуют не с таким размахом.

Желание разобраться с уклонистами было понятно, но, с другой стороны, возможностей для этого у членов комитета было немного, потому что, хотя все прекрасно понимают, что что-то тут нечисто, сделать никто ничего не может. Недаром председатель комиссии Маргарет Ходж и сказала: "Мы не обвиняем вас в незаконных действиях, мы обвиняем вас в действиях аморальных".

Трем представителям трех корпораций было, разумеется, неуютно. Газетчики потом с удовольствием писали, что воротилы транснационального бизнеса вертелись под градом вопросов парламентариев как пресловутые ужи на сковородке.

Но что такое пара часов позора по сравнению с огромными дивидендами, за которые и акционеры по головке поглядят, и руководство бонусом наградит?

Рассчитывать, что бизнес вдруг станет платить налоги добровольно, когда есть возможность этого избежать, наверное, не стоит. Хотя все с охотой приводят пример еще одного кофейного гиганта Costa Coffee, который налоги платит вполне исправно.

В принципе, наказать Starbucks дело несложное. И сделать это потребитель сможет с легкостью: поменять кофейню. Кофе, в конце концов, везде почти одинаков. И если все мы, громко возмущающиеся нехорошим поведением акул капитализма, стройными рядами перейдем к конкурентам, Starbucks придется что-то делать. Совесть у него вряд ли проснется, но налоги платить придется! (Вот, даже рифма получилась, совершенно случайно, кстати).

А вот с тем же Amazon или Google будет сложнее: допустим, теоретически можно пользоваться другими поисковыми системами. Но кто захочет так мучиться? А интернет-магазин? Вот без него, точно катастрофа. Я начала с ним общаться еще в те времена, когда он продавал исключительно книги, и по сей день не могу оторваться: потому что дешево!

Поэтому оставим в покое демонстрации возмущенных потребителей и предоставим возможность действовать государству. Похоже, что нынешние нелегкие в финансовом отношении времена заставили правительства, например, той же Европы всерьез задуматься и о некоторой унификации налогового законодательства - с тем, чтобы обидчикам было некуда податься.

Хотя, как мне кажется, зря они так все усложняют. Вряд ли тот же Amazon добровольно откажется от огромного британского рынка, а значит, будет вынужден несколько подтянуть пояс, вернее, уменьшить золотой поток, и платить столько, сколько потребуется.

В сытые времена до налогов больших корпораций никому дела нет. В голодные - народ требует от правительства одного: справедливости. Чтобы платили все, и никто не прикрывался штаб-квартирой в Люксембурге или Амстердаме.

В общем, как говорил еще один великий финансист прошлого Жан Кольбер, министр финансов Франции с 1665 года: "Налогообложение - это искусство ощипывать гуся так, чтобы получить максимум перьев с минимумом писка". Умный был человек. Однако и он не справился. Требования короля были так велики, а народ так беден и ожесточен, что на похоронах Кольбера люди напали на похоронное шествие, и военной охране пришлось защищать его гроб. Неизвестно, вертелся ли покойник в гробу, но осадочек остался. Как выяснилось, на века

"Звездные войны": не губите святого!

Конечно, мне следовало бы посмотреть "Звездные войны" в 1977 году, когда первая часть, одновременно являющаяся частью четвертой (кто знает, тот поймет) "Новая надежда" вышла на экраны и триумфально прокатилась по всему миру.

По всему, кроме, разумеется, СССР. В том далеком году, вместо того, чтобы с замиранием сердца следить за приключениями Люка Скайвокера и Хана Соло, я, вместе со всем остальным прогрессивным человечеством отмечала 60-летие Великой Октябрьской Социалистической революции. Сколько лет прошло, а до сих пор обидно.

Понятно, что чиновники от кинематографа немедленно усмотрели в "Империи зла" сходство с Восточным блоком и "Звездные войны" запретили насмерть.
Мое знакомство с этим киношедевром произошло значительно позднее, после перестройки, когда по всей Москве стремительно выросли видеосалоны, и можно было взять на прокат кассеты с записью весьма сомнительного качества, но зато с переводом. В те времена мой английский оставлял желать лучшего.
Помню, как в одну прекрасную ночь мы с моей лучшей подругой решили посмотреть все имеющиеся на тот момент серии: к утру, отправившись варить кофе, мы обнаружили в фильме глубины, до которых, возможно, не додумался и сам Лукас.

Некоторые фразы с тех пор стали у нас крылатыми: "Делай или не делай, пытаться не надо", говорил маленький зелененький мастер Йода Люку, которому никак не подчинялась таинственная "сила".

Некоторые моменты и в дальнейшем удивительно удачно подстраивались под мою жизнь. В ту пору, когда я еще не трудилась на благо родной корпорации, а подвязалась в частной фирме в качестве переводчика, о себе часто напоминал золотистый робот-андроид С3РО. Был он по профессии переводчиком (ну совсем как я), характером обладал трусливым и эгоистичным, и для полноты картины говорил с превосходным английским акцентом.

Его коронная реплика: "Не стреляйте в меня, я всего лишь переводчик", несколько раз помогала мне в непростых ситуациях, когда приходилось переводить, далеко не всегда вежливую беседу моих британских работодателей с российскими или казахскими партнерами.

С каменным лицом переведя очередной пассаж, я с той же интонацией вставляла в конце и эту фразу по-английски. К счастью, мой тогдашний шеф был большим поклонником "Звездных войн" и неизменно начинал тонко хихикать. Ситуация рассасывалась.

Снятая уже в нынешнем веке как бы предыстория к оригинальным фильмам разочаровала почти всех поклонников: и герои не те, и история не того масштаба, да и вообще, компьютерная графика, конечно, дело хорошее, но вот оригинальности в сериях с 1-ой по 3-ю не было уже ни на грош.

Впрочем, сам Лукас со своей киностудией Lucasfilm Ltd с легкостью мог бы продолжать стричь купоны и дальше. Потому что в непревзойденной привлекательности космической сказки я убедилась, показав ее своим детям. Подрастающее поколение, наплевав на спецэффекты более поздних фильмов, тоже прикипело душой к оригиналу.

И вот, как гром с ясного неба: Джордж Лукас продал свою киностудию, а вместе с нею и все дополнительные предприятия, например студию звукозаписи "Skywalker sound" не кому-нибудь, а корпорации Walt Disney за солидную сумму, превышающую 4 млрд. долларов.

Против Диснея я, в принципе, ничего не имею. Хотя лично меня бесконечно раздражает, что из фильма в фильм, начиная с ранней "Белоснежки" у него плавно перетекает одна и та же схема: у них любовь, вроде все почти хорошо, встречается злодей, почти все плохо, но в последний момент непонятно как, все заканчивается свадьбой. Ну, прямо схема для написания классического женского романа! Хотя ладно, пусть там с этой любовью сами разбираются, с этим еще можно смириться, но говорящие животные, неизменно сочувствующие бедненькой героине, или незадачливому, но доброму герою, раздражают до потери пульса.

"Книга джунглей" единственное место, где подобные антропоморфизмы уместны. Балу с Багирой и у Киплинга разговаривали.

Лучшие фильмы последних лет, тот же "Рататуй" или "Вверх", были сделаны после приобретения Диснеем студии "Pixar", которую тоже, кстати, основал Джордж Лукас в 1979 году (тогда она называлась "Computer Division"), но в 1986 продал ее... Стиву Джобсу, который уже перепродал ее Диснею за 7.5 млрд. долларов в 2006, в результате чего автор Apple стал еще и крупнейшим акционером того же Диснея.

Ужас в том, что Дисней (название, как вы понимаете, собирательное, к покойному основателю современной анимации, нынешние пертурбации отношения не имеют), обладающий колоссальными ресурсами, намеревается, на сей раз, снять продолжение "Звездных войн".

Джорджа Лукаса оставляют в качестве консультанта. Но не решен главный вопрос - как будет развиваться дальнейший сюжет знаменитой саги.

Кое-кто из поклонников хотел бы увидеть на экране и старых актеров. Ну, господа, понятно, что это не серьезно. Ни Марк Хемилл (Люк Скайвокер), ни Гаррисон Форд (Хан Соло), ни Керри Фишер (принцесса Лея), хотя бы по возрасту никак не тянут на участие в космических махаловках на световых мечах.

Дарта Вейдера в оригинальной трилогии сыграл английский актер Дэвид Проуз. Говорил, правда, не он, а американец Джеймс Эрл Джонс, но Проуз великолепно передвигался так, что всем было жутко, что, собственно, от основного отрицательного персонажа, и требуется.

Так вот, Проуз сказал, что был бы не прочь принять участие в следующей части. Есть, правда, несколько проблем: Дарт Вейдер погибает в конце 6-ой части "Возвращение Джедая", снова, уже после смерти становясь Аннакином Скайвокером. Вторая же заключается в том, что через три года, когда планируется выход 7-ой серии, актеру исполнится 80 лет.

Он и сам пошутил, что сниматься-то он готов, но вот Дарт Вейдер на инвалидной коляске - дело сомнительное.

Но все-таки дело в том, что смысла снимать продолжение "Звездных войн" я не вижу. С Лукасом или без Лукаса, с теми же героями, или новыми, поезд ушел, и ушел безнадежно.

В 1977 году, "Новая надежда" произвела фурор хотя бы потому, что это была первая космическая сказка: извечная борьба добра со злом, перенесенная на неизвестные планеты и сверхзвуковые скорости. В некоторых сценах вполне можно усмотреть путешествия Синдбада, попадающего на неизвестный остров (астероид), где живет непонятное огромное чудовище. Где-то проглядывает классический сюжет европейских сказок, когда сирота добивается всего своим умом и верностью. В чем-то даже слышны отголоски Шекспира: не знающий отца сын сражается с негодяем, не подозревая, что тот и есть его отец, побеждает тем, что готов умереть, но не поднять руку на отца (когда правда открывается), отец раскаивается, спасает сына, но сам погибает. К счастью, в отличие от типичной шекспировской трагедии умирают не все.

То есть оригинальности в основной сюжетной линии не так уж и много. Весь смак пришелся именно на антураж, разнообразие племен, планет, и народов, световые мечи, и, конечно, же, на "силу", которая разлита повсюду, но пользоваться ею могут только избранные.

Дисней даже при всей своей финансовой и маркетинговой мощи, способный привлечь к работе лучших режиссеров и актеров, вряд ли сумеет найти что-то еще не опробованное.

С другой стороны, сомневаюсь, чтобы финансисты этого гиганта купили Lucasfilm исключительно из ностальгических чувств по давно ушедшей молодости, или из авантюрных соображений.

"Звездные войны" уже давным-давно стали колоссальной франшизой, приносящей владельцам колоссальные доходы от продажи игрушек, компьютерных игр и бесконечных книжек, описывающих продолжение приключений главных героев. (Можно вспомнить, что великий английский актер Алек Гиннес за всю свою жизнь не получил такого количество доходов от всех своих фильмов, вместе взятых, как от роли Оби-вана Кэнуби, благополучно пожертвовавшего собой в конце самого первого фильма.) А Дисней сумеет все это раскручивать и дальше, например, добавив какие-то аттракционы в свои тематические парки.

А если еще и новые фильмы окажутся не совсем провальными... А если учесть, что вместе с космической сагой, он приобрел права еще и на Индиану Джонса, фильмы о котором все-таки снимал не кто-нибудь, а один из лучших режиссеров Голливуда Стивен Спилберг... В проигрыше, скорее всего не останется.

Я же, не буду лукавить, следующие фильмы, если они будут сняты, конечно, пойду смотреть. Может быть, из тех самых ностальгических чувств. Может быть, надеясь, что чудо повториться. Но, умоляю, будущих режиссеров и сценаристов: только без говорящих белок и кроликов! Не губите святого!

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.