Архив 2012-10

На костре сгореть и в петле повисеть

Яна Литвинова, bbcrussian.com Яна Литвинова, bbcrussian.com | 15:27, понедельник, 29 октября

Комментарии (4)

Об украинских выборах напишут и без меня. О скандале, связанном с сексуальными преступлениями покойного ведущего Би-би-си Джимми Сэвила, и о том, как это все отразилось на родной корпорации - напишем позже. Пока еще в этом уравнении слишком много неизвестных.

А вот преддверием Хэллоуина воспользоваться можно. В минувшую субботу я наглядно продемонстрировала британский мультикультурализм в одной отдельно взятой школе: транспортировала 12 детей в музей средневековых ужасов "Лондонские подземелья", праздновать с некоторой отсрочкой день рождения своих крошек. Итак, двое моих. С этим все понятно. Плюс одна иранка, одна пакистанка, одна индуска, одна полька, один продукт русско-английского брака, еще один продукт смешения кровей - коренных жителей Карибского бассейна с той же Англией, а также четыре англичанки.

Все чирикают по-английски, все громко распевают в метро одни и те же песни (извините, господа пассажиры), все одинаково визжат, завидев выпадающий из ниши скелет, все с удовольствием едят пиццу и пьют лимонад. Кто-то покрасивее, кто-то повоспитаннее, кто-то подлиннее, но в целом - совершенно одинаковый контингент, от которого к концу дня у меня "имелось большое желание повеситься", как было написано, кажется, у Бабеля.

Даже подарки, преподнесенные девицам, были на одну тему: побрякушки и косметика. Хлебнув кьянти, я радостно заявила, что наконец-то отомщу детям за все, и буду таскать их тени для век и губную помаду, и пусть только попробуют возразить. Долг платежом красен.

Все это лишний раз доказывает, что если бы детям никто не мешал, да у всех были бы более-менее одинаковые условия жизни, то и воцарились бы на земле мир, благоволение и терпимость друг к другу. Может прав был Иван Ефремов, в своей "Туманности Андромеды" рисовавший счастливое будущее, в котором государство воспитывает детей, и все получается прекрасно и удивительно. Хотя, нет, не верю. И в утопии тоже не верю. И в то, что человечество станет в ближайшее время терпимее друг другу - тоже.

Но вот, погуляешь по "Лондонским подземельям", и поймешь, что жизнь по сравнению со средневековьем, в общем-то, стала несколько получше. Какой-то прогресс налицо.

Я уже давно отметила, что англичане виртуозно умеют преподносить нелицеприятные стороны своей истории. И здесь, в "Лондонских подземельях", их прямо-таки с удовольствием смакуют. Это, конечно, не музей. На самом деле я затрудняюсь сказать, что же это такое. Но думаю, что "подземелья" обеспечивают хлебом с маслом немалое количество профессиональных актеров, временно не занятых на театральных подмостках.

"Я вас пропущу, - сказал симпатичный вампир, грея руки о стаканчик кофе из Старбакса (погода была омерзительная), - если вы мне скажете, скольких девушек зарезал Джек Потрошитель". Мой контингент призадумался. "Пять", - жалобно пискнула я. "Ладно, идите, - сказал вампир, - но это жульничество. Сами должны знать".

Количество искусственной крови превышает все допустимые нормы. Каждое отдельное помещение может похвастаться несколькими мрачными манекенами со вспоротыми животами, отрубленными головами, неаппетитно раскинувшимися трупами и километрами паутины. Кое-где за стеклянными перегородками бегают крысы. Живые. Такие вполне натуральные крысы, с которыми некоторые служители ходят, посадив их на плечо. Зверушку можно погладить.

Походя посетителей образовывают. Рассказывают, как и чем пытали в тюрьме Ньюгейт, чем славилась средневековая юриспруденция и медицина. Актеры постоянно вовлекают зрителей в процесс. Одну девицу из нашей компании посадили в клетку, на другой продемонстрировали, как пускали кровь, а мою дочь сожгли на костре. Она-то получила от этого огромное удовольствие: кашляла в клубах дыма, страдальчески закатывала глаза, всячески демонстрируя нечеловеческие мучения, и даже в нужном месте разразилась громкими воплями. Потом свет на минуту погас, а на месте ребенка обнаружился обугленный труп. Муляж, разумеется, но почему-то стало тревожно.

"Идите, идите, - небрежно сказал актер, изображавший палача, нечего тут больше делать". "А где Чарли?" - поинтересовались подружки. "Какая Чарли? - совершенно искренне удивился "палач", - Ах, Чарли! Ну, вот же!" - и широким жестом указал на привязанные к столбу бренные останки.

Ребенок появился из боковой двери минуту спустя. Подружки завидовали. Однако самый восторг нам подготовили под конец: сначала опять же рассказали, сколько народа и за какие преступления вешали в Лондоне, потом с громким стуком распахнулся люк, откуда вывалилось повешенное тело (слава богу, видна была только нижняя часть, которая вскоре затихла, слегка подергавшись), а потом предложили испытать на собственной шкуре, что испытывали несчастные жертвы в последние доли секунды, когда летели в пустоту с петлей на шее. До удавок, к счастью дело не дошло, всех просто стремительно двинули вниз на закрепленных сиденьях.

К своему стыду должна признаться, что с последнего аттракциона трусливо сбежала. С меня хватило путешествия на лодке по мрачной подземной реке, где из-за углов неожиданно появлялась всякая пакость, и стрельбы из лазерного пистолета по призракам, которые стремительно летели в самую физиономию, украшенную очками для трехмерного изображения. Сидения при этом отчаянно крутили, а по шее пролетал ледяной ветерок.

Судя по лицам тех, кто выходил после "повешения", ощущения были явно не для слабонервных.

Весь этот средневековый балаган имел огромный успех у моей интернациональной компании. Когда все устроились в кафе и ожидали заказанную пиццу, Мышь (вторая дочь), громко закричала: "Кто гладил крысу? Пошли мыть руки!" Посетители ресторанчика были интересно изумлены.

А я, хлебнув того самого кьянти, подумала, что все-таки какие-то азы хорошего воспитания мне впихнуть удалось. И что сидеть в пропахшей жареным чесноком траттории при веселеньком электрическом свете, что ни говори, гораздо приятнее, нежели чахнуть в трущобах без водопровода и канализации с перспективой скончаться от элементарного аппендицита. Ура прогрессу! И с наступающим Хэллоуином, если вы его празднуете, ну а если нет, то все равно пусть вам будет хорошо. И не скучно. Совсем как мне в минувшую субботу.

Шотландский вопрос: деньги vs патриотизм

 

 

Века сломить нас не могли,
Но продал нас изменник
Противникам родной земли
За горсть презренных денег.

Мы сталь английскую не раз
В сраженьях притупили,
Но золотом английским нас
На торжище купили.

Роберт Бернс, "Шотландская слава".

Купили, конечно, но пришлось платить очень дорого. А вот теперь покупку могут вернуть обратно. Британский премьер Дэвид Кэмерон подписал указ о референдуме, в котором шотландцы смогут раз и навсегда (теоретически) сказать, хотят ли они оставаться в составе Соединенного Королевства, или пуститься в независимое плавание.

Собственно говоря, все в порядке: каждая нация имеет право на самоопределение. В современном мире, в котором как центростремительные, так и центробежные тенденции проявляются с одинаковой частотой, жаждой независимости никого не удивишь. Казалось бы, англичане должны были бы скрежетать зубами и отчаянно сопротивляться перспективе потерять одну четвертую британской составляющей.

Это же сколько всего придется переделывать? Во-первых, флаг - косой Андреевский крест придется из него исключить. Во-вторых, делить армию, флот, устанавливать какие-то посты на границе, решать, кому именно принадлежат доходы от нефтяных месторождений в Северном море и, возможно, платить пошлину на шотландское виски.

Ее Величеству придется что-то делать с замком Балморал, любимой летней резиденцией. Сотням тысячам шотландцев, проживающим за рубежами края вересковых пустошей и озер, надо будет менять паспорта. Шотландскому отделению родной корпорации больше не удастся отправлять своих журналистов под гордой эгидой Би-би-си по странам и континентам.

В общем, как сказал, к сожалению, не помню кто: разделить сейчас Англию с Шотландией все равно что пытаться отделить манную кашу от варенья после того, как их перемешали.

Но... Гордые горцы и не горцы стремятся к независимости. Во всяком случае, так считает правящая ныне Независимая партия Шотландии. Кэмерону пришлось сохранять хорошую мину при плохой игре и соглашаться на референдум, поскольку нельзя отказывать своим собственным (пока еще) гражданам в праве на свободу и независимость.

Однако, как ни странно, подписанный указ можно считать победой британского премьера. Ведь чего хотел лидер сепаратистов Алекс Салмонд? Во-первых, конечно, независимости. Однако на всякий случай он хотел оставить в бюллетене и другой вопрос: если вы, мол, не хотите полной независимости, то, может быть, вы готовы проголосовать за еще большую независимость в составе Британии? Чтобы метрополия решала исключительно вопросы внешней политики, а все остальное было бы оставлено на наше усмотрение? Ну, и какой дурак захотел бы от этого отказаться?

Надо сказать, что в результате политики деволюции, проводимой прежним лейбористским правительством Тони Блэра (кстати, шотландца), жизнь к северу от пограничного городка Гретна Грин и так была не в пример лучше английской.

Во-первых, хотя бы такая мелочь, как лекарства. В рамках Национальной системы здравоохранения мы за них тут платим почти по 8 фунтов за один медикамент, а в Шотландии все бесплатно. Во-вторых, студенты английских университетов вынуждены платить до 9 тысяч фунтов стерлингов в год за обучение, тогда как шотландцы в своих высших учебных заведениях обучаются бесплатно. В-третьих, масса льгот пенсионерам, безработным и так далее.

Все это благолепие происходит отнюдь не на собственные средства, а, в большей части, на дотации центрального правительства. Кстати, многочисленные законы, принимаемые в Вестминстере палатой общин, относятся только собственно к Англии и Уэльсу. Тогда как принимают их парламентарии со всей страны.

Поэтому, если спросить рядового англичанина, что он думает по поводу шотландской независимости, то, скорее всего, получите ответ: на здоровье!

Однако, следуя бесспорной максиме, что нельзя быть "немножечко беременной", не следует быть и "немножечко независимым". Тут уж давайте отделять мух от котлет: переставайте пользоваться фунтом стерлингом и переходите на евро (так и хочется сказать: "три ха-ха на вас", учитывая кризис единой валюты и полную туманность ее перспектив), сами решайте вопрос иностранных инвестиций (а инвесторы - народ политически некорректный, им подавай стабильность и уверенность в завтрашнем дне, а как там себя будет чувствовать независимая Шотландия с экономической точки зрения, это еще большой вопрос), ну и, конечно, обеспечивайте свое население всеми возможными благами, но исключительно за собственный счет.

Во всяком случае, по предварительным опросам общественного мнения, большинство шотландцев, будучи людьми практичными, не хотят полной независимости, но охотно проголосовали бы за расширение полномочий местной власти. А вот как раз именно этого варианта Дэвид Кэмерон им и не оставил.

Опять же, пойдя на уступку в вопросе, кто именно может голосовать на референдуме, возрастной ценз снижен с 18 до 16 лет, премьер сумел исключить из голосования тех, кто проживает за рубежом. А их без малого 800 тысяч на пять с половиной миллионов, проживающих внутри страны.

Извините меня за цинизм, но гораздо проще быть патриотом, проживая в собственной вилле на каких-нибудь Багамских островах, нежели в муниципальной многоэтажке на окраинах Глазго. В первом случае вопрос о пособиях вас волновать не будет, во втором, он является ключевым.

Зарубежные шотландцы, кстати, уже разразились возмущенными комментариями, что, мол, почему им отказывают в возможности решать судьбу страны, тогда как, допустим, проживающие в Шотландии англичане, это право имеют? Ответ предельно прост: потому что их жизнь будет напрямую зависеть от принятого решения.

Ну, а аргумент относительно нефтяных месторождений, признаться, вызывает у меня нервную дрожь: как проводить границу? Если провести воображаемую линию параллельно не менее условному экватору, тогда, возможно, шотландцы их и получат. Ну а если просто продолжить границу сухопутную? Можете взять карту и сами поэкспериментировать. Да, а как будем оценивать вложенные в разработки инвестиции? Когда и откуда они пришли? Нет, слава богу, что решать это придется явно не мне.

Кстати, моя подруга, шотландка, проживающая в Лондоне, независимости не хочет. Хотя бы потому, что под Эдинбургом живут ее престарелые родители, заботу о которых во многом берет на себя государство. А кто его знает, будут ли на это средства в случае отделения? Молодняк, конечно "за". Хотя бы потому, что считает, что Шотландия должна как минимум "попробовать".

На вопрос о том, на что будут жить независимые горцы, в условиях кризиса евро и, честно говоря, не совсем понятного кризиса ЕС, пока ответа нет. Вот так самые лучшие идеалистические устремления разбиваются о презренную финансовую прозу. "Но золотом английским нас на торжище купили". Захочет ли сама "покупка" вернуться "на полку"? Вот в чем вопрос.

 

 

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.