Архив 2011-09

Если бы Lehman Brothers были "сестрами"

Яна Литвинова, bbcrussian.com Яна Литвинова, bbcrussian.com | 08:44, четверг, 29 сентября

Комментарии (14)

В критических ситуациях человеку свойственно искать виноватого. Причем, как вы прекрасно понимаете, виноватым по определению должен быть кто-то другой.

В семейной жизни все просто: муж винит жену, жена - мужа, дети - всех, кто старше. В политике при нормальной демократии всегда существует соперник, которого можно с чистой совестью винить за все прошлые беды, в военной ситуации, само собой, противник.

В Средние века весьма популярной была точка зрения, что за все беды несет ответственность дьявол с его кознями, а его ближайшим приспешником, орудием и сосудом, является женщина, посланная на землю исключительно, чтобы человека, то есть мужчину, искушать.

Ну, на дальнейшей истории человечества можно не тормозиться, вы ее не хуже меня знаете, сначала был "галантный" век, потом феминизм, всеобщие избирательные права, и, наконец, грозящая погрести под собой остатки здравого смысла, политкорректность.

Другими словами женщины решили отыграться по полной.

Вот, например, сейчас у нас мировой кризис. Все уже открытым текстом говорят, что вторая волна нас вот-вот накроет, рынки шатает как в пьяном угаре, Греция то ли объявляет дефолт, то ли просто выходит из еврозоны, в общем, ставшие уже обычными и привычными легкая паника и уныние.

Казалось бы, не до виноватого: надо объединяться и дружно спасать экономику. Оказывается, все не так просто. Еще два года назад, когда финансовый кризис был свеж и кровав, Харриет Харман, заместитель лидера Лейбористской партии заявила, что "Если бы Lehman Brothers ("Братья Леманы") были бы Lehman Sisters ("Сестрами Леман"), то сложностей в мире было бы гораздо меньше".

И вот два года спустя, призыв к инверсионному сексизму поддержала Линн Феверстоун на конференции Либерально-демократической партии, отметив, что если дать мужчинам неконтролируемую возможность управлять и руководить, то "получите чудовищные результаты". "Вы только посмотрите на тот бардак, в котором оказался мир, и прикиньте, кто все это время стоял у руля", - заключила либеральная демократка, в чьи функции входит следить за соблюдением в стране равноправия.

Я никоим образом не отношусь к той породе женщин, каковые, словами одной из героинь Джейн Остен, "стремятся завоевать успех у противоположного пола путем унижения своего", но признаться, тут меня взяло за живое.

Ну, допустим, Леманы все-таки были братьями, ну, а кто у нас стоит у руля самой мощной и успешной экономики Европы? Вроде бы Ангела Меркель, которая, если мне память не изменяет, хотя бы теоретически, принадлежит к слабому полу. Маргарет Тэтчер опять же можно вспомнить, которая была хоть и "железной", но все-таки леди.

Забавно, что в последнее время эта точка зрения получает все большее и большее распространение. Как будто бы, если среди трейдеров было бы побольше эстрогена, а не тестостерона, то и массу бед удалось бы избежать.

Конечно, у мужчин тестостерона больше, раз, примерно, в десять, на то он и называется "мужским половым гормоном", но это вовсе не значит, что любая особь мужского пола агрессивна, склонна к риску и авантюрам, тогда как любая опять же женщина рассудительна, практична, и всегда семь раз отмерит, прежде чем с осторожностью возьмется за ножницы.

Не сомневаюсь, что среди ваших знакомых найдется немало дам, которые презрев пресловутую "слабость" своего пола, постоянно превышают лимит скорости на машине, лезут не знамо куда, понадеявшись на пресловутое "авось", а, возможно, и не брезгуют каким-нибудь шальным прыжком с парашюта.

Я верю в то, что из некоторых дам получаются великолепные трейдеры, брокеры, директора компаний и так далее. Опять же нет никаких сомнений в том, что среди женщин можно найти как прекрасных, так и чудовищных начальников. Вся фишка в том, что когда мужчина-начальник ведет себя кое-как, это воспринимается как скверные черты его конкретного характера, а когда дама-начальница проявляет склочность и неадекватность, все это немедленно списывается на общий тренд женской психики, ну, а в самом элементарном случае, на сезонные флуктуации гормонального фона.

Еще одна общепринятая легенда заключается в том, что из мужчин получаются великолепные брокеры, потому что в саму мужскую природу заложено желание соперничать и обойти противника, а отсюда и склонность к риску и немотивированным операциям, потому что, как известно, "кто не рискует, тот не пьет шампанское"... Тот, кто не рискует пьет, судя по всему, томатный сок.

Ну да, если посмотреть на всю историю межполовых отношений с позиций выживания сильнейших, то все понятно: у кого силы мало, тот свою самку (даму) не защитит и потомством не обзаведется. Вот и приходилось карабкаться на самый верх, чтобы застолбить место своего генома в общечеловеческом генофонде.

Однако при этом не стоит думать, что самки (дамы) сидели и пассивно ждали, когда до них доберется самый продвинутый самец (кавалер). В конце концов, где гарантия, что этот желанный со всех точек зрения образец (силен, красив, богат, умен) не выберет ту, которая слева?

Вы что же всерьез думаете, что у женщин соперничество проходит по какому-то другому сценарию? Разумеется, в примитивном варианте дело могут решить те же кулаки, ногти и зубы (один мой знакомый, человек, обладавший весьма разнообразным опытом, говорил мне, что нет ничего страшнее дерущихся женщин, потому что мужской раж в драке в подметки не годится женскому), а в более интеллектуально продвинутом, в ход пойдут все достижения современной цивилизации, как то, клевета, шантаж, ложь и все это с использованием самых крутых средств, как то Twitter и Facebook.

Собственно говоря, идет ли соперничество по "тестостероновому" или по "эстрогеновому" пути, менее жестким оно от этого не становится.

Вот, взять, например, того же Шекспира. В "Макбете" сам заглавный герой в общем, конечно, не прочь стать королем, но слишком он для этого прямолинеен. Зарубить в честном бою - это по-нашему, по-шотландски, а вот зазвать в свой замок, приветить, накормить, а потом ночью подослать убийц... как-то неспортивно.

Так кто главная злодейка в этой истории? Правильно, леди Макбет. А теперь представьте, было ли бы миру лучше, если бы во главе Lehman Brothers стояла бы такая женщина? Да она могла бы компанию обанкротить исключительно из-за желания предварительно разорить конкурентов, а свои деньги вывезла бы куда-нибудь в оффшорную зону. Потом, конечно, говорила бы, что, мол, "все благовония Аравии не надушат эту маленькую руку", каялась бы, возможно, но исключительно во сне.

Так что те дамы, которые утверждают, что мир был бы гораздо лучше, если бы им правили женщины, как минимум неправы, как максимум - лукавят.

Мир был бы точно такой же, потому что, я убеждена, процент хороших и порядочных, также как и процент негодяев и мерзавцев, примерно одинаково распределяется между полами.

Правда, когда у женщины есть дети, то, говорят, она становится мягче. Вполне возможно. Но не дай вам бог повстречаться с разъяренной тигрицей, думающей, что вы угрожаете ее детенышу.

И даже если встреча произошла не в джунглях, а на корпоративном ковре, а в детенышах ходит большая транснациональная компания, а не пушистый полосатый тигренок, я вам все равно не завидую: разорвет и не поморщится.

Правда, потом обязательно сходит к ближайшему зеркалу, чтобы вытереть кровь и подкрасить губы. Потому что все-таки женщина!

Гаджеты в обмен на внимание?

Все-таки большие международные организации существуют для того, чтобы занимать сами себя. В конце концов, если они ничего не будут делать, чтобы оправдать свое существование, то могут и исчезнуть, а уж этого допустить никак нельзя.

Разумеется, я ничего не имею против ни ООН как таковой, ни ее детского фонда ЮНИСЕФ, тем более, что в развивающемся мире они действительно делают немало хорошего.

Но вот зачем им понадобилось выяснять, в какой именно европейской стране дети живут лучше, хоть убей, не понимаю! Достаточно, по-моему, общего понимания, что по сравнению с Сомали дети в ЛЮБОЙ стране Европы живут как в раю.

Ладно, перейдем к сути. В опубликованной сегодня статье в газете Guardian, весьма уважаемой, кстати, обсуждается нелегкая жизнь британских подростков на примере результатов исследования детского фонда ООН.

Родители, грозно предупреждает ЮНИСЕФ, настолько погрязли в своей работе и трудятся такие неимоверно долгие часы, что детишки остаются предоставленными сами себе, и в результате, чтобы как-то заглушить муки совести и чувство вины, мамы и папы готовы откупаться от своих чад дорогими электронными игрушками и прочими брендовыми товарами широкого потребления.

К тому же, добавляет детский фонд, взрослые, особенно низкооплачиваемые, живут под постоянным давлением со стороны общества, чтобы их крошки были не хуже других.

А вот в Швеции, например, или в Испании такой культуры сверхпотребления не существует, семьи более традиционны, мамы чаще остаются дома, и детишки вполне счастливы просто отправляясь с родителями на прогулку или в какой-нибудь музей.

Честно говоря, я не считаю себе такой уж идеальной мамой. Характер у моих детишек нелегок, упрямство, кажется, даст сто очков вперед любому мулу, к тому же все это происходит на фоне постоянной борьбы за верховенство, которая с одной стороны выражается в постоянном подтрунивании, а с другой - в слезах и драке.

Немудрено, что периодически мое терпение лопается с громким треском, и девицы силой разгоняются по разным комнатам, сопровождаемые моим надрывным воплем, что, мол, "обе хуже".

Опять же далеко не все свое свободное время я посвящаю подрастающему поколению. Оно, поколение, приучено, что мама тоже человек, и у нее есть свои дела и интересы, что рядом с нею можно сидеть и, допустим, читать книжку или смотреть тот же телевизор, но не мешать.

Я сильно сомневаюсь, что здравый смысл как таковой присущ в этой стране исключительно мне. Более того, на примере немалого числа знакомых, могу с чистой совестью сказать, что большинство родителей достаточно четко очерчивает для своих детей границы возможного.

Многие детишки с достаточно мелкого возраста знают и понимают, что деньги на деревьях не растут, и что прежде чем достать какую-то сумму из банкомата, эту сумму следует положить на банковский счет.

ЮНИСЕФ скорбит по поводу того, что по британским телеканалам (кроме Би-би-си, разумеется), идет реклама, рассчитанная на мелочь в возрасте до 12 лет. Что делать родителям в том случае, если обездоленное чадо, насмотревшись на каких-то очередных сверкающих "барби" или "маленьких пони" (это целый бренд такой, если кто не знает), начинают требовать, просить и умолять, чтобы им все это купили?

Не знаю. Думаю, что каждый подходит к этому делу индивидуально, могу только сказать, что делаю я. Объясняю с максимальным отвращением в голосе и презрением во взгляде, почему это безвкусно, неинтересно и пошло. Добавляю свою вечную мантру, что если у 20 человек плохой вкус, это не означает, что они должны обязательно становится 21-ми. И неизменно завершаю отповедь категорическим отказом, заявляя, что на эту ерунду тратить деньги, которых у меня немного, все равно не буду.

Понятно, что молодежь бунтует и пытается качать права, отстаивая ту точку зрения, что, мол, ты, мама взрослая, а мы - дети, и у нас свои интересы. На это есть только один ответ: "Но денег-то, у меня все равно нет". Как ни парадоксально, но это вполне действует.

Конечно, девицы растут. Разумеется, что запросы у них растут тоже. Интересы опять же меняются. Однако, они прекрасно знают, что, например, ноутбуки в подарок у меня просить бессмысленно (хотя это-то как раз им рано или поздно купить придется, вследствие рекомендации психолога о "неисправимости" их почерка), а вот какой-нибудь DVD с нежно любимым "аниме" - можно. Хотя и тут в лучшем случае придется ждать зарплаты.

Когда семья моей в прошлом весьма состоятельной подруги попала в сложное финансовое положение, ее детям пришлось довольно быстро смириться с тем, что отпуска, например, они стали проводить не в замке во Франции, а в доме дедушки и бабушки в Шотландии. И как-то, знаете, никто из детей в истерике не бился и родителей во всех смертных грехах не обвинял.

Есть у меня, правда, и другой пример, когда озабоченная поиском новой личной жизни мама, откупалась от своей дочки дорогими тряпками и, например, iPad-ом, которым та гордо похвасталась перед моими крошками. Тут же последовал вопрос: "А когда и у нас будут такие?" Тут же последовал и ответ: "Когда заработаете". И почему-то, не взирая на новенькую игрушку от Apple в руках у подруги, истерики не последовало.

Я категорически не верю в то, что английские родители не в состоянии разумно объяснить своим детям, почему у них нет того, что есть у какой-нибудь Джейн или Майкла. Я опять же сторонник теории, что работающая мама проводит с детьми меньше времени, но проводит его с большим толком, потому что знает, что его у нее мало, и, соответственно, больше его ценит.

И если бы мои финансовые обстоятельства позволяли мне снабдить детей электронными "прибамбасами", я бы это, конечно, сделала. Хотя бы для того, чтобы сейчас из-за доступа к единственному в доме компьютеру не возникала драка. И даже не для того, чтобы поиграть, а для того, чтобы домашнее задание сделать. Все-таки интернет, как справочный источник, превзошел все существовавшие в мире печатные энциклопедии.

И все же, даже если бы на моем банковском счету и пылился десяток-другой лишних миллионов, даже это не подвигло бы меня на приобретение "барби" и "маленьких пони".

Не буду отрицать, что культура потребления существует и затрагивает все более и более молодые слои населения. Но вот в какой степени она будет влиять на наши отношения с детьми, зависит уже только от нас. Нечего, как говорится, на зеркало пенять...

Знание интересов своих отпрысков или даже культивирование тех из них, которые вам нравятся, и которые вы с ними разделяете, может привести к существенному облегчению проблем подарков и финансов. Надуманная, как мне кажется проблема.

А ЮНИСЕФ мог бы, наверное, пустить средства, истраченные на очередное "откровение", на строительство какой-нибудь школы в глухой африканской деревне. А может быть даже и не одной.

По большому счету все это представляется мне не более как очередной попыткой убедить нас в собственных несовершенствах... Ну и оправдать собственное существование, разумеется.

11 сентября: цена капли мудрости

Яна Литвинова, bbcrussian.com Яна Литвинова, bbcrussian.com | 11:35, понедельник, 12 сентября

Комментарии (28)

Начну с обращения к сторонникам теории заговоров. Господа, я ни одной минуты не сомневаюсь в том, что самолеты на башни-близнецы направили именно исламские экстремисты. Я убеждена, что безымянная "военно-промышленная элита" не придумывала всю историю исключительно для того, чтобы затеять войну с исламским миром и поднять свои доходы. Точно также я не считаю всех мусульман потенциальными экстремистами, только и ждущими удобного момента, чтобы погибнуть во славу Аллаха, что совершенно не отменяет действительно существующий жесткий и бескомпромиссный ислам, для которого все, что исходит с Запада, является дьявольским порождением и подлежит уничтожению. На этом к данной теме я больше возвращаться не намерена.

11 сентября 2001 года застало меня в Алма-Ате. Из-за разницы во времени с Нью-Йорком утро и день прошли относительно спокойно. Вечером мы сидели в каком-то баре с одним местным товарищем, совмещая приятное с полезным: ужин с деловыми разговорами в преддверии прилета английских коллег.

И вдруг зазвонил мой мобильник. "У тебя рядом есть Си-эн-эн?! - раздался срывающийся от волнения голос мужа из Лондона, - в Америке не пойми что, самолет врезался в башню!"

Зная, что по пустякам он мне звонить не станет, я быстро ввела соседа по столу в курс дела и кинулась к барменше с просьбой переключить каналы. Бар оказался продвинутым, рассчитанным на иностранцев, и кабельное телевидение, включая Си-эн-эн, там было. К тому времени второй самолет тоже достиг цели, и дальнейшие события мы уже наблюдали в прямом эфире.

Помню ощущение полной нереальности происходящего. Многочисленные телевизионные спутники приблизили трагедию и низвели ее до статуса голливудского блокбастера. Осознать, что все это происходит сейчас, прямо в этот момент, что действительно гибнут люди, гибнут десятками, а, может быть, и сотнями, было просто невозможно.

После первого шока пришла мысль о друзьях и знакомых в Нью-Йорке. В трубке было безнадежно "занято".

Ближе к ночи в Алма-Ату прилетели мои коллеги. Известие о нападении на Америку застигло их в воздухе. Капитан объявил о трагедии по внутренней связи и потом постоянно снабжал пассажиров информацией по мере ее поступления.

Понятно, что в эту командировку о деле мы практически не говорили. Все вечера мы просиживали в холле гостиницы "Хайат", где, кстати, в ожидании обратного рейса, останавливались и экипажи самолетов British Airways. Один из моих бывших коллег, Тим, кстати, отставной офицер британских десантников, быстро свел знакомство с пилотами. К ним прибилась и я.

"А ты когда-нибудь наблюдала за взлетом и посадкой из кабины большого самолета?" - спросил меня капитан. "И такого шанса у тебя больше не будет, - добавил он, получив мой отрицательный ответ, - поэтому, пока они еще там не очухались, по дороге в Лондон приходи в кабину, и я тебе все покажу. Скоро гайки закрутят так, что о посторонних и речи не будет".

Он был совершенно прав. Взлет, а особенно посадка, были совершенно незабываемым зрелищем, которого мои дети точно не увидят вживую, если только не изберут себе какую-нибудь воздушную профессию.

Тогда, 10 лет назад, в воздухе витало ощущение конца знакомого нам мира. Каким он будет, представлялось неясным, но у Запада с Востоком появился общий враг. Чем обернулись надежды на объединение бывших противников "холодной войны", очень хорошо и подробно описывает Артем Кречетников.

Я же о другом. Тогда, 10 лет назад, сочувствие к Америке было огромным. На этой волне она могла бы очень многое сделать (и сделала, кстати), однако в борьбе с международным терроризмом Запад продолжает преследовать одно из основных завоеваний цивилизованного мира, которое ставит его в невыгодное положение.

Представим себе дуэлянтов. Один - более или менее соблюдает все правила, и, знай себе, помахивает шпагой, а у другого - в одном сапоге кинжал, в другом заряженный пистолет, да еще и острие шпаги ядом намазано. Каким бы искусным фехтовальщиком не был первый, у второго шансы, пожалуй, куда больше.

Часто, когда мы обсуждали в ходе той или иной передачи последствия очередного теракта, я задавала своим собеседникам один и тот же вопрос: "На какую победу можно рассчитывать, когда изначально обе силы находятся в неравных нравственных условиях? Как можно бороться с противником, которого не страшит ничего, в том числе и смерть?"

Признаюсь, что удовлетворившего меня ответа я за все эти долгие годы так и не получила. Все повторяли одно и тоже: мы не должны и не имеем права менять свои принципы, иначе мы сведем на нет саму суть нашей гуманистической культуры.

Стоит отметить, однако, что люди, непосредственно занимающиеся борьбой с террором, как правило, подобными сантиментами не слишком заморачиваются. Им, видите ли, надо добыть информацию, а как это сделать - дело, как говорится, десятое.

Вот и возникают Гуантанамо и истории с "extraordinary renditions". Последнее выражение с английского языка компактно перевести просто невозможно, суть, однако, заключается в том, что подозреваемого тихо-тихо перевозят в какую-то третью страну, где, например, пытки не являются противозаконными. Дальнейшее, я думаю, объяснять не надо.

Трудно предположить, что, прямо скажем, весьма развитыми и процветающими (ну, до кризиса, по крайней мере) странами руководят люди настолько некомпетентные, что не имеют никакого представления о том, что делается у них на заднем дворе за поленницей. Хотя, возможно, я и ошибаюсь. Доказательств у меня, разумеется, нет.

А когда дотошные журналисты раскапывают подобные истории о нарушении прав человека (вы представляете, оказывается, у нас подозреваемых в терроризме пытают!!! Хотя и не на нашей территории), политики делают большие глаза и начинают всячески осуждать и открещиваться.

Безусловно, существует точка зрения, которая все чаще и чаще находит свой отклик в западных СМИ: люди, не признающие прав других людей, автоматически лишают этих прав и себя. Человек, планировавший взорвать пару-сотню ни в чем не повинных людей, не имеет никакого морального права кричать о том, что с ним в заключении обращаются жестоко, и его права нарушают.

Существует и другая - что бы ни произошло, но от краеугольной нравственной сути нашего общества мы отказываться не будем и не сможем.

Сумеют ли эти две фракции примириться, и наступит ли конец неизбежному лицемерию, вопреки, а не благодаря которому довольно многочисленные теракты все-таки предотвращаются, а люди арестовываются еще только на стадии замысла, гадать не могу и не буду.

Думаю, однако, что многим западным мыслителям стоило бы перестать постоянно стенать по поводу собственного несовершенства. Настолько ли серьезной оказалась угроза исламского экстремизма, как о ней думали, или все-таки до тотального джихада так и не дойдет, но не надо, не надо постоянно являть повинную голову перед всем миром. Мир не оценит, и даже свои понимают далеко не всегда.

И последнее. Мысль не моя. Недавно она прозвучала в одном из интервью Би-би-си на английском языке, но мне она показалась очень любопытной.

Если бы не было 11 сентября, сказал выступающий, то заговор с целью взорвать сразу несколько самолетов над Атлантикой совершенно точно бы удался. (Это из-за него у нас теперь проблемы с жидкостями, проносимыми на борт самолета). Хотя бы потому, что безопасность в аэропортах все-таки далеко не дотягивала до современного уровня. А последствия такого теракта были бы гораздо более тяжелыми. И в первую очередь для авиаперевозок. Народ надолго бы зарекся летать.

И если трагические события десятилетней давности нас чему-то и научили, то и на этом спасибо. И мир праху погибших. Хотя слишком уж дорогая цена за каплю мудрости.

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.