Архив 2009-11

О британской монархии и ее противниках

Скажите, вы верите в бескорыстие? Вернее, в бескорыстную борьбу за какую-то идею?

 

Возможно, что в прошлом бывали люди, которые охотно шли на баррикады и, соответственно, на смерть, исключительно за идею. Из-за любви ко всему человечеству. И хотя такое поведение не может не вызывать уважение, фанатиков в любых видах и формах стоит опасаться.

 

Недаром существует знаменитое предупреждение: "Революцию делают идеалисты, а ее плодами пользуются подлецы". Другими словами у романтически настроенных революционеров, готовых жизнь, собственность, семью и вообще все на свете положить за правое дело, как-то не хватает здравого смысла и легкой доли цинизма, чтобы просчитать к чему это может привести.

 

Впрочем, можно особо и не напрягать воображение: достаточно взять любой мало-мальски приличный учебник истории и почитать, что происходило и во Французскую буржуазную, и в Великую Октябрьскую, да даже и в недавнюю Оранжевую, чтобы получить репрезентативную картинку. Хотя на Украине рек крови не лилось, и это уже большое достижение нашего гуманного века!

 

На самом деле речь не об идеалистах, пылающих жаждой равноправия и духом свободы (если, конечно, жаждой и духом можно "пылать"), а о том, что спящих на досках Рахметовых неизменно сменяют Шариковы с их жаждой "все поделить".

 

Однако, главное в этом заявлении не столько "поделить", сколько "отнять". Потому что завидно, потому что душит ненависть к людям, у которых просто в силу случайности рождения больше денег, здоровья, красоты, удачливости и так далее. Список можете продолжить сами.


Теперь к делу. В Британии правит королева. Это всем известно. Туристы в восторге от возможности поглазеть на смену караула у Букингемского дворца или, если повезет, поприсутствовать при торжественном выезде королевы в парламент. Сами жители страны и подданные короны (да-да, кстати, принимая британское гражданство, вы должны приносить присягу на верность королеве) делятся на две части.

 

Большая относится к монархии как к данности и временами охотно читает сплетни из жизни королевской семьи. В ней есть и подкатегория - люди, которые в принципе, охотно за рюмкой чая с друзьями высказывают недовольство устаревшей классовой системой вообще и монархией в частности, еще и потому, что не могут люди левых либеральных взглядов приветствовать власть по наследству, но ничего по этому поводу делать не собираются.

 

Характерно, что книга наипопулярнейшей английской писательницы Сью Тоунсенд "Королева и я", в которой как раз и рассказывается о жизни королевской семьи после парламентского декрета об отмене монархии, рисует королеву в очень привлекательном свете.

 

В конце концов, когда ужас республиканского строя окончательно отдает Британию под власть... Японии, все оказывается не так уж страшно, и просто сном.

 

Но вернемся к теме и к меньшей части британского общества. Она хоть и меньшая, но сами понимаете "пламенная" , и стремится перестать быть конституционной монархией и превратиться в республику.

 

Хочется спросить: "А зачем?"

 

Прошли те времена, когда неугодным монархам отрубали голову. Кстати, справедливости ради надо отметить, что сами англичане и положили начало этой славной традиции. Также прошли и времена, когда король от плохого настроения, несварения или просто излишней подозрительности мог отрубить голову или там четвертовать, сжечь, повесить любого подданного, вне зависимости от социальной принадлежности. В общем, живи и радуйся. А если очень любопытно, как нынешние венценосцы живут, то за определенную плату можно сходить и поглазеть на парадные комнаты во дворцах. Полная либерализация нравов.

 

И все же кое-кого сам факт существования монархии приводит в бешенство. Некий Питер Уайт, жаждущий баллотироваться на предстоящих выборах от партии лейбористов в местный совет Хэверинг в Лондоне, вероятно, в порыве праведного гнева яростно выступил против предложения объявить национальным праздником бриллиантовый юбилей Елизаветы II, который будет отмечаться в 2012 году.

 

Нет, против выходного дня как такового Питер Уайт не возражает, но категорически отказывается чествовать "вредителя", восседающего, вернее, восседающую на троне.

 

"В чем смысл праздновать бриллиантовый юбилей особы, которая родилась в привилегированных обстоятельствах, паразитки, которая доит эту страну при всякой возможности", - написал он в интернете.

 

А теперь давайте подумаем, действительно ли Питер Уайт так ненавидит монархию? Сильно сомневаюсь. Хотя, возможно, будучи пока еще даже не состоявшимся политиком самого мелкого районного масштаба, он исходит злобой оттого, что есть люди, которые всего лишь умудрились родиться в подходящей семье.

 

Тот факт, что, в отличие от некоторых других членов своей семьи, Елизавета II никогда не давала повода газетам писать об ее ошибках, оговорках и просто дурном вкусе, что как бы то ни было, а она все время работает, как бы вы не относились к такой работе, и всегда находится, если можно так сказать "на дежурстве", Уайта не волнует. Убрать и точка!

 

Возможен и другой вариант. Никакой праведный гнев Уайта не переполняет, а вся эта риторика не более, чем часть предвыборного манифеста. Тем более, что в районе, где он собирается баллотироваться, живут в основном представители рабочего класса, которые, видимо, должны были бы с классовым восторгом отнестись к подобным сантиментам.

 

Не получилось. Рабочий класс уже не тот. Общедоступные в постиндустриальном обществе "хлеб и зрелища" явно подпортили классовое чутье пролетариата. Теперь ему гораздо приятнее сплетни о королевской семье читать, нежели эту королевскую власть свергать.

 

Да и само руководство пока еще правящей лейбористской партии пришло к выводу, что Питер Уайт переборщил. Придется теперь ему, голубчику, извиняться, да и предвыборная судьба его остается под вопросом.

 

А посему карбонариям и прочим современным якобинцам (допустим, что они все еще существуют) следует почаще сверяться с календарем. Все-таки не XVIII век, а XXI, нравы не те, да и фанатики сменили направление с социального на религиозное. И время "пламенных революционеров", кажется, ушло. Будем надеяться, что безвозвратно.

Хэллоуин как двигатель прогресса

Нельзя не любить всех американцев только из-за того, что они завезли нам Хэллуин. В конце концов, не нравится - не празднуйте.

Вооруженная этим здоровым принципом, я беспечно провела первый десяток лет в Британии. К тому же, в начале 1990-х Хэллоун еще не окончательно раскрутился по нашу сторону Атлантики, и редкие детишки в масках, шастающие по чужим домам с требованием конфет и шоколадок, погоду почти не портили.

Однако коварным американцам явно оказалось недостаточно того, чтобы доллар служил универсальной резервной валютой, им захотелось, чтобы ничем не виноватый мир праздновал еще и их праздники.

Навязать англичанам "День благодарения" не удалось и вообще было бы глупо, учитывая, что таким образом американцы до некоторой степени отмечают свое освобождение от Лондона. А вот Хэллуин... Ну, кто сказал, что привидения и прочая нечисть водятся только в Америке? В конце концов, старый свет на то и старый, что козни дьявола и его приспешников, хотя бы теоретически, имеют там более давние корни.

В этом году я встала перед дилеммой (или дилемма встала передо мной). Или отпускать детей стучать в незнакомые дома с требованием сладостей, или устраивать какую-то альтернативу. Хэллуин столь широко шагает по планете, что скрыться от его вездесущих оранжево-черных тонов практически невозможно.

В качестве альтернативы я предложила домашнюю вечеринку с двумя подругами. Предложение было принято на "ура". Дети стали все чаще дергать меня с требованием срочно приобрести тыкву и каких-нибудь летучих мышей для "украшения" интерьера.

Слава богу, что с тыквами я разобралась заранее. Потому что, когда накануне рокового дня я оказалась в одном из больших супермаркетов, прежде всегда выручавших меня дешевыми штучками для удовлетворения детских потребностей, то оказалась буквально перед пустыми полками.

Нет, не подумайте, что с них были сметены хлеб, молоко или сыр с мясом, но весь отдел, посвященный хэллуиновским прибамбасам, напомнил мне советские торговые точки конца 1980-х. Не было ни-че-го.

От тыкв остались ценник и пустой железный ящик. От игрушек - нелепо шевелящиеся зеленые руки, издающие мерзкое шипение, по запредельной цене. А от украшательств вообще ничего.

Вообще-то мне надо было сообразить раньше, что вышеописанный супермаркет, так же как и три-четыре местных магазинчика, которые я в отчаянии обежала, расположены в районе Лондона, облюбованном американцами. Не знаю, как они ведут себя на родине, но здесь большинство маниакально цепляется за национальные праздники, видимо, чтобы не растеряться в циничной толпе бывших соотечественников (см. XVIII век).

Пришлось, подавляя зубовный скрежет и не взирая на субботу, отправится на поиски необходимого товара 31 октября.

Мне повезло. То ли американцы не добрались до ближайшего ко мне торгового центра на севере Лондона, то ли его руководство переоценило любовь к Хэллуину местных покупателей, но кроваво-страшные товары присутствовали в изобилии.

К тому же сказывалась близость праздника: многие вещи отдавались за полцены. В магазине, специализирующемся по поздравительным открыткам, мне удалось разжиться гирляндой летучих мышей, парочкой надувных пауков устрашающе-дебильного вида, двумя париками, искусственной паутиной с порослью мелкой черной нечисти и могильным камнем из папье-маше.

Некоторое время я всерьез раздумывала, не приобрести ли мне еще и череп из того же материала размером с волейбольный мяч, тем более что, благодаря специальному предложению можно было прихватить два по цене одного.

Однако череп был несколько излишне натуралистичен, и я себе в красках представила, как тащусь с этим неортодоксальным товаром сначала в автобусе, потом по улицам, потом приношу его домой...

За детей я особо не беспокоюсь. В конце концов, они давно уже перестали бояться киношных страшилок и фильмы типа "Ван Хельсинга" воспринимают со здоровой долей скепсиса. Но у меня еще есть мама и собака. И я решила их пожалеть. И, как выяснилось, поступила совершенно правильно.

Пока мои крошки в предвкушении вечеринки с подругами отдувались на уроке музыки, я воспользовалась появившимися у меня двумя часами, чтобы "украсить" комнату. Никогда не думала, что обладаю такими декораторскими талантами: книжные полки скрылись в клубах паутины, в тенетах которой копошилась разная ползучая мерзость, с потолка свисал огромный надувной паук, второй выглядывал из-за кресла, на окно опустился десант летучих мышей, а торжественное место у торшера было занято могильным камнем. Хотелось выть и пить горькую. От безнадеги.

Эффект превзошел мои самые смелые ожидания. Войдя в гостиную, моя бедная мама зябко передернула плечами и сказала, что, пожалуй, проведет вечер в своей комнате. Собака же, при виде слега раскачивающегося на сквозняке огромного паука, испуганно гавкнула и стала быстро пятиться к выходу. Видимо на всякий случай.

Одним словом - вечеринка удалась! Дверной звонок не умолкал весь вечер, и требовавшие "шалость или угощение" детишки в жутких костюмах оприходовали более трех килограммов конфет. Жуткие рожи, вырезанные мною на тыквах с риском для жизни, страшно скалились в темноте, а материальный ущерб ограничился одной сорванной шторой.

Единственное, о чем я жалею, это что мне не удалось раздобыть фосфорной краски, чтобы раскрасить любимое животное по образцу собаки Баскервилей. Тогда ежевечерняя прогулка в парке могла бы иметь особый эффект.

И все-таки, господа, будь моя воля, ничего кроме Рождества и дней рождений мы бы не праздновали. И уж тем более, пусть они, эти самые американцы, сами празднуют свой Хэллуин. Но как-то не получается. Окаянная глобализация и коммерция прокрались и сюда.

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.