Архив 2009-10

О британской "мультикультурности"

Добираться до дома от метро можно двумя способами: идти пешком или сесть на автобус. Пешеходный вариант, хотя и более предпочтителен с точки зрения здоровья, требует, с другой стороны, большей затраты сил. Как правило, после целого дня, посвященного напряженному труду на благо родной корпорации, сил на энергичную 20-минутную прогулку уже не остается.

С автобусами все хорошо, кроме одного - они ходят редко. Поэтому, завидев у поворота вожделенный вид транспорта с заветными цифрами, народ, как правило, пускается галопом, чтобы не опоздать и не ждать еще минут 15.

Самое обидное, когда, потеряв каблук и задыхаясь, подбегаешь к двери только для того, чтобы шофер с садистским наслаждением захлопнул ее перед твоим носом.

Впрочем, не все водители обладают задатками маркиза де Сада. Некоторые, наоборот, увидев в зеркало заднего вида лихорадочно бегущих пассажиров, задерживаются секунд на 20-30. И для них, вроде бы, пустячок, и пассажира переполняет чувство благодарности.

Однако, пользуясь одним и тем же видом транспорта вот уже несколько лет, я стала замечать некоторые закономерности. Допустим водитель чернокожий. В 90% случаев он подождет лишнюю минуту или даже откроет уже закрытую дверь, если на автобус опаздывает тоже чернокожая женщина.

Заметьте, я никого не осуждаю, я просто делюсь своими наблюдениями.

Более того, подозреваю, что и сам водитель будет искренне возмущаться и все отрицать, потому что делает это бессознательно. Людям всегда было свойственно проявлять большую симпатию и терпимость к себе подобным.

Иначе, почему бы в городе существовали районы, заселенные преимущественно выходцами из Индии, Пакистана, бывших африканских колоний, еврейскими ортодоксами, верующими евреями не столь ортодоксальными, а теперь к ним еще прибавились места, облюбованные новыми европейцами: поляками и литовцами.

Каждый новый пришелец инстинктивно стремится прибиться к себе подобным. Это вполне объяснимо для новых иммигрантов: выдернутые из среды привычных лиц, дел и языка, они оказываются в чуждой среде, к которой надо как-то приспосабливаться. А приспосабливаться сложно. Гораздо проще сделать вид, что иммиграция не состоялась и пользоваться всеми благами своей новой родины, не вникнув ни в ее правила, ни в привычки, ни в традиции.

Разумеется, так ведут себя не все. Однако, когда я встречаю выходцев из той же России, которые сладострастно ругают жизнь в Британии, или вижу в газетах демонстрацию исламских (ну почти) экстремистов у парламента с плакатами: "Шариат будет править в Британии", мне хочется и тем и другим - одинаково - посоветовать, как можно скорее собрать вещи и уезжать домой. Но они почему-то делать этого не торопятся.

Росту популярности партий типа ультраправой Британской национальной партии вряд ли стоит удивляться. Чему возмущаются обыватели? Общий ход мыслей понятен: Британские острова не резиновые, народу становится все больше, государство не может постоянно заботиться обо всех безработных и сидящих на пособиях, наши налоги идут на поддержание школ, где учителя задыхаются от количества детей, у которых английский язык не родной, и вообще...

Будучи общительным человеком, я вечно вступаю в беседу с охранниками, таксистами, продавцами, почтальонами, продавцами газет, дежурными по станции в метро и так далее.

Общее мнение не отягощенного фашистской идеологией индивидуума, представляющего коренное население, выглядит следующим образом: "Пусть молятся кому хотят, но не пытаются навязать нам свои правила. Пусть уважают христианские корни нашей страны. Пусть уважают наши законы и их соблюдают".

 А некоторые еще и добавляют: "А раз БНП со всем этим готова бороться, то можно за них и проголосовать".

Одному из них я возразила, что если БНП получит власть, то таким людям, как, например, я, придется плохо. "Но ты же нормальная!" - получила я невразумительный ответ.

То, что в данном случае является "нормальностью" - большой вопрос. Объяснить, что, когда начинают изгонять одних, рано или поздно начинают изгонять всех, очень сложно.

Процесс ассимиляции мигрантов проходит так - первое поколение говорит на своем языке и живет среди своих, второе уже бодро лопочет на местном языке, а третье частенько живет, где хочет, женится и выходит замуж за кого хочет и только изредка вспоминает бабушку или дедушку из России или Пакистана.

Процесс опробован неоднократно и проверен временем. Со временем все приходит к общему знаменателю, пока стране не приходится начинать ассимилировать следующую волну иммигрантов. И процесс этот бесконечен.

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.