Архив 2011-12

О Немцове, хомячках и лорде Левесоне

Пока в Москве обсуждают не вполне печатные высказывания Немцова о хомячках, боязливых пингвинах и отдельных лидерах оппозиции, здесь, в Лондоне, продолжается свой телефонный скандал.

Все началось еще летом, когда стало известно: журналисты газеты News of the World и других изданий прослушивали телефоны британцев - как знаменитостей, так и самых обычных людей.

Общество было в шоке. Последовали аресты, популярнейшая британская газета - News of the World - закрылась, а ее хозяину, медиамагнату Руперту Мёрдоку, пришлось отчитывться в парламенте.

Однако сейчас, полгода спустя, пресса переключилась на другие сенсации. Шум поутих.

Но - лишь несколько поутих, а не заглох совсем.

Место сенсационных рассказов о нечистоплотности журналистов заняли зубодробительно скучные строки отчетов о заседаниях специальной независимой комиссии.

Ее задача - оценить "культуру, практику и этику прессы, в том числе контакты между прессой и политиками, а также прессой и полицией; кроме того, оценить, насколько эффективны ныне действующие законы о СМИ".

Комиссию создал своим решением британский премьер Дэвид Кэмерон. Во главе ее - судья лорд Левесон, лысеющий мужчина средних лет.

Такого увидишь на улице - и сразу поймешь: перед тобой опытный юрист, отец троих детей, отличный семьянин, в школе - отличник, в университете - примерный спортсмен.

У Левесона выступают по большей части эксперты по теории прессы, бывшие редакторы крупных изданий и такие же, как сам Левесон, юристы.

Время от времени появляются на заседаниях и знаменитости - когда в роли свидетелей, а когда и как потерпевшие. Естественно, каждое такое выступление становится новостью - но уже не первополосной.

О значительно более важных речах юристов, профессоров и редакторов сейчас почти не пишут.
Впрочем, комиссия Левесона еще вернется в телевизионный прайм-тайм. Когда она опубликует свои рекомендации о том, кому и как регулировать СМИ в современном обществе. И когда правительство и парламент начнут, получив эти рекомендации, обсуждать изменения в законодательстве.

В уважаемом интернет-издании Huffington Post журналист и юрист Пол Ламберт пишет: "Перед нами, пожалуй, важнейшая за последние 30 лет попытка пересмотреть правила, регулирующие деятельность СМИ". По его мнению, под вопросом - и сама система саморегулирования СМИ, и будущее влиятельнейшей на сегодня Комиссии по жалобам о публикациях в прессе.

Между тем, в России Борис Немцов требует возбудить уголовное дело против LifeNews.

А Ашот Габрелянов, директор ООО "Ньюс медиа-РУС", в которое входит скандальный интернет-портал, продолжает бравировать достижениями журналистов издания.

В своем блоге он ясно дает понять: моральная сторона вопроса ему совершенно безразлична. Интересны только доходы.

"Я как медиаменеджер не вижу особой разницы между аудио с переговорами Немцова и видео с поцелуями Алексея Воробьева и западной певицы Шены, - пишет Ашот Габрелянов. - Хотя нет, разница все же есть - материал про Воробьева на сайте набрал 10 тысяч кликов, а переговоры Немцова за сутки послушали 400 тысяч раз. Леша, Боря, спасибо".

И чуть дальше: "Вы можете меня ненавидеть, можете любить, можете слать угрозы, можете слать воздушные поцелуи, но только обязательно нажмите "рассказать друзьям".

Перспективы уголовного дела в отношении LifeNews пока что весьма туманны.

Зато мне кажется очевидным, что публикация переговоров Немцова не станет поводом к серьезному всероссийскому разговору об этике прессы. Российский премьер не последует примеру своего британского коллеги и не назначит "московским Левесоном" Михаила Барщевского, например, или Генриха Падву.

И Немцов, и Габрелянов решают свои собственные задачи. Один - политические, второй - финансовые.

Есть ли кому встать "над схваткой" и подумать о методах российской журналистики в целом? И пришло ли время для этого?

Из юзеров в граждане

Эта неделя дорогого стоила. То, что в последние годы россиянам казалось незыблемым - а кому-то и единственно правильным, - вдруг покачнулось. И сразу вопросы: что это? к чему приведет? затянутся ли гайки, или перекрасится фасад?

Но в одном, по крайней мере, аспекте не нужны уже ни вопросительные знаки, ни даже будущее время. В том, что касается интернета. Точнее: Рунета. Как бы ни повернулись события, что бы ни произошло, ясно, что он сегодня не тот, что был еще неделю назад.

Нынешние события в России сравнивают с арабской весной, обсуждают различия и аналогии. Указывают на ту роль, которые играют в этих событиях интернет. Но знающие люди предостерегают: не стоит преувеличивать его значение, на самом деле в арабских странах улицы заполняются после пятничных молитв. Но в России фактор проповеди в мечети не работает, так что социальные сети выходят здесь на первый план совершенно безальтернативно.

Те самые сети, в которые еще недавно выкладывали лишь фотографии с вечеринок и автосалонов, теперь заполнены снимками с избирательных участков. Сети, в которых недавно обсуждались лишь сериалы и шопинг, стали ристалищем политических битв.

Рунет меняется. Его социальная среда обретает новую функцию, становится поставщиком информации для журналистов. Которым это, с одной стороны, дает гигантское поле деятельности, а с другой - головную боль: попробуй-ка в этом бурлящем котле отделить бульон от накипи, зерна от плевел, человека от бота...

Но именно в этом кипении рождается пресловутая гражданская журналистика - в буквальном смысле слова "гражданская". Именно так юзеры становятся гражданами.

Читайте также…

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.