Архив 2012-11

О мигрантах и опросах

Согласно опубликованным в среду результатам опроса "Левада-центра", 71% граждан уверены, что мигранты способствуют росту преступности в стране.

С 2003 года этот показатель вырос на 12%.

Соответственно, 65% россиян хотят сокращения количества мигрантов, а 73% выступают за строгие меры по их выдворению.

Последние цифры лишний раз показывают, что общественное мнение - штука причудливая. Стало быть, 8% хотят выдворять мигрантов, но при этом не стремятся, чтобы их стало меньше? Попробуй, пойми.

И еще обратите внимание: не навести порядок, а выдворить. Точно так же жители Германии требуют не усовершенствовать и обезопасить ядерную энергетику, а вырубить ее под корень. Человек с улицы всегда тяготеет к простым решениям. Нет явления - нет проблемы.

Правительство, несомненно, должно опираться на мнение граждан. Я постоянно критикую нынешнюю российскую власть за то, что она, на мой взгляд, делает это недостаточно. Но не всегда глас народа - глас Божий.

Чтобы о чем-то судить, надо владеть информацией.

Откуда участникам опроса известно, насколько мигранты влияют на состояние преступности? Они знают статистику? Служат в полиции? Колебания общественного мнения отражают субъективные настроения и ощущения, а не реальную картину.

Хотелось бы прочитать на ленте "Интерфакса" не данные опроса, а конкретные цифры. Сколько преступлений совершается в России за год, и сколько совершают мигранты в абсолютном выражении и в процентах к численности населения? И с разбивкой по видам преступлений: драки, кражи, изнасилования, наркоторговля. Это тоже важно.

С мегаполисами ситуация еще запутанней. Применительно к Москве постоянно фигурирует лукавое слово "приезжие", в число которых входят выходцы с Северного Кавказа, которые являются российскими гражданами, так что ограничивать их свободу передвижения никто не вправе, а также жители Рязани, Костромы и Люберец. Приезжие в среднем более криминогенны, чем москвичи, так всякий большой город является магнитом для жуликов, дело известное.

Для чего вообще проводятся подобные опросы? Лично у меня имеется два объяснения, которые, впрочем, не исключают друг друга.

Вариант оптимистический: государство хочет отфутболить проблему, спрятавшись за глас народный. Вот какие мы большие демократы, вот вам мнение граждан, это не мы, это люди так говорят, относитесь, как угодно, а мы тут вообще ни при чем.

Вариант пессимистический: когда дела в стране не очень и к власти возникают вопросы, надо перевести стрелки на кого-нибудь, лучше всего, на людей с акцентом и другой, нежели у большинства, формой носа. По причине практически полного отъезда из России евреев, "ниша" отводится мигрантам.

Здесь еще вот что удобно: тыкать пальцем в конкретную нацию слишком уж неполиткорректно, да и на дипломатический демарш можно нарваться. А какие-то безликие "мигранты" - самое оно.

Когда речь заходит о миграции, часто изрекаются странные вещи.

Например, заместитель директора "Левада-центра" Алексей Гражданкин, комментируя результаты опроса, попенял на отсутствие "толмачей", которые бы переводили запросы, желания, действия людей, приехавших на заработки в Россию" в связи с чем "возникает проблема коммуникации".

Извините, а почему я должен с ними "коммуницировать", с "толмачами" или без оных? Много мы "коммуницируем" с соседями по подъезду или с людьми в метро?  У каждого своя жизнь. Пусть выполняют то, за что им платят, и чтят уголовный кодекс. Не нравится - уезжай. Украдешь - посадим. А чего они хотят и что чувствуют, их дело. Когда мы приходим на работу, кого-то интересует наше настроение?

Мигрантов надо уважать, как всех, кто честно зарабатывает свой хлеб. Но не следует внушать им, будто они какие-то не такие, как все, и требуют особого отношения. Равенство прав и обязанностей, свобода и ответственность!

Или вот еще захожу на один новостной сайт и первым делом вижу заголовок: "Мигранты вывозят из России миллиарды".

Позвольте спросить: они их воруют? Почему бы заодно не подсчитать процент российского ВВП, создаваемый мигрантами? Это ИХ деньги, с которыми они могут делать что угодно: хоть в костре спалить, хоть семьям домой отослать, за тем и приехали. А кто всерьез хочет ограничить их в этом праве, пусть потом не удивляется, что, во-первых, мусор перестанут убирать, а во-вторых, и ему кто-нибудь скажет: нечего отдыхать в Турции и валюту вывозить, когда у нас спутники падают!

Рассуждая о миграции, надо танцевать от главной печки: без нее не обойтись. Хотеть или не хотеть чего-либо не вредно, а кто будет улицы подметать и на стройках работать?

Разговоры, будто надо создать какие-то особые условия, и все эти места займут русские - демагогия. Может, и займут, если платить за неквалифицированный труд столько, что никакая экономика не выдержит.

Россия - не исключение. Весь мир так живет. И в СССР было то же самое, только вместо таджиков и киргизов были "лимитчики". 

Все вышесказанное, разумеется, не означает, что надо сложить руки и терпеть, как говорили раньше, "негативные явления". Все должны качественно выполнять свои задачи: миграционная служба - учитывать и контролировать, налоговики - следить, чтобы мигранты и их работодатели платили положенное, трудовая инспекция - не допускать сверхэксплуатации, полиция - предотвращать и раскрывать преступления, эксперты - анализировать. А некомпетентные суждения и эмоции делу не помогают.

Светлый идеалист

Умер Борис Натанович Стругацкий.

Я, в общем, не очень сентиментален. За всю жизнь были два посторонних человека, о ком горевал, как о близких: Владимир Высоцкий и Борис Ельцин. Братья Стругацкие все-таки значили для меня меньше. Но жалко. Безумно жалко.

Мое знакомство со Стругацкими началось теплым летним вечером на даче с трех номеров журнала "Юность", в которых был напечатан с продолжением "Отель "У погибшего альпиниста". После ужина под раскидистой яблоней начал, около четырех утра в постели закончил. И в дальнейшем уж ничего не пропускал.

К Стругацким в полной мере относилось новомодное определение "культовые писатели". В 1960-х, 1970-х годах они были властителями дум, и сегодня актуальны не меньше.

Советская реальность породила особую категорию  полудиссидентов и одновременно признанных "звезд", балансировавших на грани дозволенного: тот же Высоцкий, Евтушенко, Рязанов, Гайдай и, конечно, Стругацкие. Они не становились депутатами и орденоносцами, но им давали работать, а периодическая разносная критика и слухи о боданиях с цензурой лишь добавляли популярности.

Читая школьником "Отель "У погибшего альпиниста", я, помню, недоумевал: с какой стати инопланетные пришельцы, при всем незнании земной жизни, взялись помогать гангстерам и сочли тех "идейными борцами"? Что-то Стругацкие не додумали!

Лишь когда повесть вышла в первоначальном варианте, выяснилось, что, по авторскому замыслу, убийцы Мозеса и Луарвика были левыми террористами. Власти СССР на словах осуждали методы "красных бригад", но делать из борцов с капитализмом отрицательных героев не позволили.

"Обитаемый остров" продирался к читателям два года. Цензоры внесли свыше ста правок.

Заставили смягчить "натурализм в описании войны", убрать из официального лексикона тоталитарного общества, придуманного Стругацкими, слова "родина" и "патриот", превратить "гвардию" в "легион", изменить название Комиссии Галактической Безопасности, которое сочли "фигой в кармане".

Впрочем, книга, как и другие, намного хуже не стала, и те, кто хотел и был способен понять, все поняли.

"Что есть телеграфный столб? Это хорошо отредактированная сосна. До состояния столба "Обитаемый остров" довести не удалось, более того, сосна так и осталась сосной, несмотря на все ухищрения сучкорубов в штатском", - писал Борис Стругацкий.

Вообще, есть мнение, что шедевры рождаются из борьбы против чего-нибудь, и самый благоприятный климат для художественного творчества - тот, при котором творцов зажимают, но не душат.

О чем я еще сильно жалею - за журналистскую карьеру взял интервью у многих выдающихся и интересных людей, но с Борисом Стругацким как-то не сложилось. Теперь поздно. А обсудить было бы что.

Стругацкие называли людей будущего "коммунарами". Сейчас их уж не спросишь, но мне кажется, делалось это не только для "повышения проходимости". Думаю, в начале литературной жизни они верили в коммунизм - не казарменный "совок", а некое идеальное общество свободы, разумного благосостояния и высокой духовности.

В конце 1980-х годов приобрела популярность фраза: "Если честный человек - коммунист, значит, дурак, если умный - значит, подлец, а  умный и честный коммунистом быть не может". Хрущевская "оттепель" была последним периодом в истории, когда в коммунизм верили умные и честные. Казалось, что идея-то благая, вот мы избавились от сталинских извращений, и очень скоро все будет хорошо!

Большой писатель отличается от памфлетиста тем, что пишет не сатиру на злобу дня, а создает вечные образы, которые вдруг "выстреливают" через десятки лет.

Скажем, дон Рэба - "исполинский бледный гриб, вынырнувший из заплесневелых подвалов дворцовой канцелярии", "не блещущий никакими особенными мыслями", но сумевший всех взнуздать благодаря блестящему знанию механизмов власти и темных людских инстинктов. В современной политике вам этот персонаж никого не напоминает?

А мысли "парня из преисподней" Гага не списаны ли один к одному с рассуждений нынешних "патриотов" и "державников" на интернет-форумах?

Вот бы спросить у Стругацких: как же вы так давно до этого додумались? 

Стругацкие не только сочиняли увлекательные сюжеты, но и упаковывали в яркую оболочку размышления о вечных проблемах. Например:  построено, наконец, совершенное общество, Зло побеждено, от заботы о хлебе насущном люди избавились, а дальше жить - зачем? За что бороться, к чему стремиться?

Они предложили свой ответ: смыслом жизни человечества станет научное познание и экспансия во Вселенную как часть его. Поскольку знание и космос не имеют границ, дела хватит для неограниченного количества поколений.

В цикле "Полдень, XXII век" они не вдавались в детали социального устройства Земли будущего, но изобразили ее, фактически, как гигантский НИИ, где почти все что-то исследуют и безумно увлечены работой. Может быть, это и утопия, но хотелось бы жить в таком, по словам самих авторов, "светлом, чистом, интересном мире".

Советские фантасты раньше западных коллег глубоко озаботились другим ключевым вопросом: вправе ли более высокая цивилизация силой ускорять прогресс других? Может, потому, что сами жили в тоталитарном обществе?

Отвечали на него по-разному. Стругацкие не отрицали "прогрессорства", но считали, что от принуждения будет только хуже. Вопреки господствующему сегодня мнению, они полагали, что нравы важнее институтов. Общество должно дозреть, люди должны сами все понять. 

Однако и у них роман "Трудно быть богом" кончается тем, что главный герой наплевал на категорический запрет и пошел убивать тирана.

Вот тут я поспорил бы со Стругацкими. По мне, надо было явиться в громе и блеске космического могущества и, если не перевоспитать дона Рэбу, так запретить ему убивать и мучить.

Сосед-дебошир лупит жену и детей, из-за стены доносятся вопли - а ты не вмешивайся?

Хотя бывает, что избитая жена потом тебя же сделает виноватым. А если поставишь хулигану фингал под глазом, обязательно найдутся умники, которые спросят: "Чем ты сам от него отличаешься?".

Борьба между Руматой и Рэбой, Организацией Прогрессоров и Святым Орденом далека от завершения. А о методах, конечно, можно спорить.

И еще. Есть такое понятие: классовый писатель. Вот, скажем, Сергей Есенин был крестьянским поэтом.

Аркадий и Борис Стругацкие - вдохновенные певцы интеллигенции. Во всей мировой литературе никто не выразил ее мироощущение с такой полнотой и не объяснился ей в любви столь безоглядно.

В их книгах действуют отвратительные правители, жестокие солдафоны, тупые полицейские. И к простонародью они не питали большой симпатии. Лишь интеллигенты изображены такими, что непонятно, как их не взяли живыми на небо.

И на вершине, и в толще социальной пирамиды царят мрак и безнадега. Только исчезающе тонкая и бесконечно уязвимая группа, по определению марксистов, "прослойка", в терминологии Стругацких, "книжники" и "выродки" - есть настоящие люди. Их презирают и ненавидят, гонят, убивают, но на них одна надежда, за ними будущее.

Интеллигенция это чувствовала и платила Стругацким такой же любовью.

А некоторые их терпеть не могут.

Набрав в Google "Борис Стругацкий" я натолкнулся на блог пользователя, пишущего под псевдонимом "Шико".

"Шико" обвиняет Румату в презрении к обществу, в котором живет (а с какой бы стати ему восхищаться Арканарским королевством?) и называет "книжников" "ничтожными деклассированными болтунами". Правильно их вешал орел наш, дон Рэба, "не ставший марионеткой в руках высоколобых прогрессоров"! 

А кстати, если "ничтожные", то почему "в них вся опасность"?

Послышались голоса арканарских обывателей, которые, рыгая пивом, умилялись грохоту сапог "серых штурмовиков": " От грамоты, от грамоты все идет, братья! А эти разве допустят? Да ни в жисть! Вот они, защитники! Да, братья, это вам не смутное время! Прочность престола, благосостояние, незыблемое спокойствие и справедливость. Ура, серые роты! Ура, дон Рэба!"

Правда, теперь они стали грамотными и даже интернетом пользоваться научились.

Можно вслед за "Шико" сказать, что "выродки" - "термиты, выедающие изнутри здание, в котором они поселяются". Можно - что они мешают правителям упиваться властью, а верноподданным коснеть в скотской тупости.

Как пел Юрий Шевчук, "я сам, брат, из этих". Поэтому Стругацких люблю, и любить буду. А "Шико" пусть как знает. Каждому свое.

"Мы заслужили эту власть, бэби!"

На прошлой неделе взамен Сергея Шойгу исполняющим обязанности губернатора Подмосковья был назначен Андрей Воробьев.

Большую часть сознательной жизни 42-летний политик провел на аппаратной работе, то в секретариате министра Шойгу, то в партии "Единая Россия".

Последнее время возглавлял думскую фракцию "медведей" - должность, не предусматривающая большой власти и принятия решений. В партиях, состоящих из самостоятельных личностей, пост главы парламентской фракции требует определенного дипломатического такта и воли, но применительно к "Единой России" не требует вообще ничего.

Правда, Воробьева аттестуют как человека, "сумевшего создать успешный бизнес". Он возглавлял предприятие "Русское море", занимающееся упаковкой в полиэтилен и алюминиевые банки красной рыбы и икры. В 2002 году, уходя в политику, передал свои акции брату Максиму.

Только здесь вот какой нюанс. В принципе, существуют три варианта бизнес-карьеры. Человек либо начинает с мелкой торговли, а потом развивает дело благодаря своим выдающимся способностям, либо постепенно поднимается по корпоративной лестнице в большой компании, либо придумывает какую-то гениальную инновацию и начинает стричь с нее купоны. Андрей Воробьев стал сразу гендиректором в 21 год, происходя из не рядовой и не бедной семьи. Как бы это помягче выразиться? Сдается, что он, если и не был зицпредседателем Фунтом, то, во всяком случае, не сам все это построил и раскрутил.

После назначения Шойгу жители Подмосковья шутили, что их регион, видимо, считают зоной бедствия. Назначение Воробьева породило новый анекдот: наверное, дела в области идут так хорошо, что ею можно вообще не управлять.

Ну ладно, назначение как назначение. В конце концов, может, в Воробьеве скрывается кладезь талантов, которые он не успел проявить, и Владимиру Путину виднее. Начал выдвигать не только выпускников юрфака ЛГУ и бывших комитетчиков - и на том спасибо.

Что меня совершенно разбило и убило - это комментарии в российской прессе.

Казалось бы, если малоизвестный человек приходит на высокий пост по назначению, а меньше, чем через год, ему предстоят выборы, то анализы и прогнозы должны сводиться к тому, как и чем он сумеет за это время привлечь избирателей, что для этого предпримет, и будет ли ему сопутствовать успех.

Так вот: обо всем этом ни слова. Все рассуждения - что перспективы у Воробьева радужные, так как его отец работал с Шойгу, а сам он работал с Сурковым и Володиным, а с Собяниным у него будут хорошие отношения, потому что он моложе и не станет задираться, и, говорят, сам Путин ему благоволит.

Самое обидное - что эксперты, скорее всего, правы.

Единственная реальная политика в России - отношения внутри верхушки. Только это важно. Какие, к чертовой бабушке, избиратели! Да есть ли они вообще?

Когда речь заходит об оппозиционных кандидатах, главный аргумент "против": у него же нет практического опыта! Какой из него губернатор или мэр?

У Воробьева опыта тоже не густо. Но Владимир Путин может назначить кем угодно хоть сантехника из ЖЭКа, и отлично справится. Главное - "поддержка президента"!

Британцы в 1945 году прокатили на выборах самого Черчилля. Он счел себя "национальным лидером" и решил, что ведением кампании можно не утруждаться, а его соперник Клемент Эттли ездил по стране на личном автомобиле, которым управляла его жена, заходил в пабы и разговаривал с людьми.

За победу в войне спасибо, но незаменимых у нас нет! Мировая политика и Потсдамская конференция - это, конечно, важно, а мы с моей старухой поважней будем, ты нам внимание окажи!

Если бы в Подмосковье и вообще в России жило больше граждан с чувством собственного достоинства, непременно прокатили бы и Воробьева. Даже не потому, что лично к нему есть какие-то особые претензии. Давать людям понять, что большие дяди за них уже все решили - вообще-то наглость.

Можно сказать: а если не будет реально более достойных кандидатов? Что же, голосовать по принципу "назло бабушке пойду на улицу без шапки и отморожу уши"?

Во-первых, если Подмосковьем может руководить Воробьев, то им может руководить кто угодно. А во-вторых - хоть бы и так! Главное - наконец сбить спесь с этой самозваной "элиты", чтобы не смели относиться к избирателям, как к баранам, которые заведомо, за кого скажут, за того и проголосуют. Или не пойдут на выборы, невелика потеря.

А пока этого нет - что ж... Как пел 30 лет назад Александр Градский: "Мы заслужили эту власть, бэби, мы заслужили эту власть!".

О пристрастии и гневе

Сегодня, конечно, следовало бы написать об американских выборах. Но нельзя же посвятить весь сайт одной теме, сколь бы важна она ни была. Дождусь подведения окончательных официальных итогов или инаугурации Барака Обамы. Мысли не пропадут.

На календаре 7 ноября. Ежели кто забыл, 95-я годовщина Октябрьской революции.

Есть мнение, что говорить об исторических событиях без гнева и пристрастия можно после того, как уйдут из жизни их последние участники. Вот, дождались. К сожалению, люди столько не живут.

Историк Михаил Восленский привел любопытные данные. До 1970 года дожили всего 3% членов партии с дореволюционным стажем, которых насчитывалось, как-никак, около 300 тысяч. Помимо матери-Природы, поработал батюшка-Сталин.

Компартия Франции после нацистской оккупации называла себя "партией расстрелянных", но не в меньшей степени это определение подходит партии большевиков.

Ладно, про "революции, пожирающие своих детей" - это банально.

Ну, так что - утихли страсти?

Отчасти, да.

В 2004 году, когда в России учредили День национального единства 4 ноября, Русская служба Би-би-си посвятила этому дискуссию в прямом эфире.

Думский коммунист Иван Ждакаев приравнял отказ от 7 ноября к отречению от матерей и отцов и выразил уверенность, что народ всегда будет праздновать красные даты советского календаря.

Профессор МГИМО Андрей Зубов заявил, что "советским праздникам больше не жить, они умрут вместе с этим поколением", ибо "советская власть принесла нашим предкам величайшие страдания".

С одной стороны, прошло всего восемь лет, и незаметно, чтобы о 7 ноября думал кто-либо, кроме кучки правоверных коммунистов. Я вот утром продрал глаза и первым делом побежал к компьютеру, чтобы узнать, кто победил, Обама или Ромни, а про юбилей Октября и не вспомнил, пока не приехал на работу.

С другой стороны, в качестве скорбной даты 7 ноября большинство россиян тоже не отмечает. Оно этой темой вообще не заморачивается.

На лентах новостных агентств я обнаружил единственное сообщение, как-то связанное с 7 ноября: во дворе Петербургского университета физической культуры имени Лесгафта, бывшего института физкультуры, установили памятник Ленину.

Раньше скульптура украшала фасад Варшавского вокзала, ныне перестроенного в торгово-развлекательный комплекс, потом лежала на складе. Ректор-коммунист решил перенести ее на свою территорию. В качестве объяснения сказал, что институт был создан постановлением Совнаркома, подписанным Лениным.

Возможно, кто-то из коллег-комментаторов примется глубокомысленно рассуждать об этом событии, делать далеко идущие выводы, увязывать с современной политикой. По-моему, зря. Ну, установили и установили. А в Иркутске и Омске установили памятники Колчаку. Людям хочется разного. На то и свобода.

Конечно, свобода хороша, когда она для всех свобода. Меня, например, в свое время сильно задела история с московской шашлычной "Антисоветская", получившая известность благодаря последовавшему за ней скандалу вокруг статьи Александра Подрабинека.

Юмор шашлычников заключался в том, что заведение располагалось аккурат напротив гостиницы "Советская". По-моему, остроумно.

Но бывший префект Северного округа Олег Митволь отнесся к ситуации без юмора и велел владельцам сменить название, "оскорбляющее чувства тех, кто относится к советскому периоду нашей истории с уважением".

Вообще-то, ни префект, ни сам президент не должны давать неправовых указаний частным предпринимателям. Их шашлычная, как захотели, так и назвали, не по-матерному же! Кто считает свои чувства задетыми, тех никто не заставляет там обедать.

А главное, случай произошел на фоне возвращения на станцию метро "Курская-радиальная" "исторической" надписи с цитатой из старого советского гимна, восхваляющей Сталина.

Это как? Граждане России делятся на первый и второй сорт? С чувствами тех, кто относится к советскому периоду с уважением, все обязаны считаться, а о чувства тех, кто теперь морщится, проходя через вестибюль "Курской", можно ноги вытирать?

Думаю, самое правильное - каждому понять, что никто не обязан разделять его чувства и относиться ко всему терпимо. Что-то не нравится - отвернись. Это и есть здоровое отношение к истории.

Знаменитую фразу "sine ira et studio" я бы разделил на две части. Относиться к прошлому без пристрастия невозможно. История - не ворох фактов и дат, ею интересуются, чтобы сделать выводы на будущее. Интерпретация истории важнее, чем сама история. Каждое поколение не только вправе, но и должно ее "переписывать" с позиций сегодняшнего дня.

А вот без гнева хотелось бы обойтись. И чтобы споры о прошлом не заслоняли более актуальных вопросов.

У здания британского парламента мирно уживаются статуи феодального владыки Ричарда Львиное Сердце и революционера Кромвеля. Во Франции главным государственным праздником является День взятия Бастилии, гимном - "Марсельеза", при этом в Париже есть монументы Генриху IV и Людовику XIV, и никто, кроме немногочисленных оригиналов, не требует ни снести памятники "тиранам", ни переписать текст "Марсельезы" с абсолютно некорректными кровожадными призывами. Французы этим уже переболели.

Тут, правда, есть одна тонкость. Памятник Людовику уместен именно потому, что он один. Вся страна не покрыта его изображениями.

Уничтожить знаменитые памятники Марксу на Моховой и Ленину на Житной площади было бы варварством. Это произведения искусства, символы эпохи, и вообще они самые большие.

Но когда в каждом райцентре стоит один, а то и два отлитых по шаблону гипсовых "Ильича", не представляющих никакой исторической и художественной ценности, то, конечно, возникают вопросы. Мы что, продолжаем следовать за его протянутой рукой?

Я давно говорю, что, будь я инвестором, не вложил бы ни рубля в предприятие, находящееся на улице Ленина. Боязно. Хотя чем дальше, тем чаще думаю, что, может, это не важно.

Похоже, Борис Ельцин был все-таки прав, когда не стал поступать с монументальным и топонимическим наследием большевизма по-большевицки, а решил, что со временем само рассосется.

И праздники не надо особо политизировать. Тянут Лазаря: "Мы не знаем, что празднуем 12 июня…". А вам и не обязательно знать! Праздник создается не поводом, а традицией.

Уже 400 с лишним лет британцы отмечают 5 ноября "День Гая Фокса". Они что, так сильно любят короля Иакова I и радуются, что в 1605 году он избежал покушения, а каких-то несчастных замучили пытками? Некоторые исследователи вообще считают, что все это было провокацией тогдашних спецслужб.

Да нет, конечно. Просто каждый хранит в сердце теплую память о том, как в детстве запускал с отцом петарды и хочет так же радовать своего ребенка.

А советские граждане 8 Марта и 1 Мая много думали про Клару Цеткин и взрыв на митинге в Чикаго?

Россия окончательно выздоровеет, когда к Ленину не будут относиться ни как к кумиру, ни как к врагу, борьба с которым продолжается сегодня и будет длиться вечно. Ну, был такой одаренный политик, публицист и безжалостный социальный вивисектор. В прошлом было много такого, что нужно и полезно знать, но к сегодняшним делам не относящегося.

Перестанет ли Ленин быть "живее всех живых"? Мне кажется, помаленьку перестает. И это радует.

О комсомоле, Ходорковском и самой сути

У интернет-форумов есть особенность: нередко от малейшего толчка дискуссия уходит далеко от темы и сосредотачивается на какой-нибудь ерунде. А может, и не на ерунде. У кого что болит, тот о том и говорит.

Я модерированием форумов не занимаюсь, но у каждого журналиста нашей службы минимум два раза в месяц выпадает ночная смена, исключения ни для кого нет, и вот тогда приходится делать все, потому что ты в офисе один.

На днях у меня как раз была такая смена. Не знаю, кто и в какой связи, это еще до меня было, упомянул, что Михаил Ходорковский в свое время работал "четвертым секретарем райкома комсомола". Все! Заявленная тема оказалась забыта, и завязался жаркий, с переходом на личности, спор по вопросу первостепенной важности: были в СССР четвертые секретари, или нет.

Хоть бы кликнули пару раз мышкой, да заглянули в "Википедию", право слово!

Раз уж разговор возник, позвольте внести ясность.

По штатному расписанию, в райкомах партии и комсомола полагалось иметь трех секретарей: первого, второго и просто секретаря, который в партийных комитетах ведал идеологией и культурой, а в комсомольских работой со школьниками.

В обкомах бывало до пяти секретарей, в ЦК 10-12, но по номерам они не выстраивались, а звались просто секретарями.

В ЦК КПСС, в отличие от всех остальных комитетов, не было и второго секретаря. Так хотели генеральные, чтобы никого особо не выделять. Неформально два секретаря всегда были равнее других (Маленков и Жданов, Суслов и Кириленко, Черненко и Андропов, Лигачев и Яковлев).

Так что никаких четвертых секретарей в природе не существовало. Это раз.

Михаил Борисович, тогда еще просто Миша, в 1987-1988 годах работал не секретарем, а руководителем центра научно-технического творчества молодежи при Фрунзенском райкоме ВЛКСМ города Москвы. Никакой идеологии, чистый бизнес. Комсомолу раньше, чем другим, разрешили заниматься коммерческой деятельностью и обналичивать деньги, вот он и пошел.

Это два.

Почему эта, в общем, малозначительная страница его биографии привлекает особое внимание - вопрос интересный.

Может, кто-то хочет сказать, что, если Ходорковский при царе Горохе имел некое отношение к комсомолу, то обязан всю жизнь оставаться правоверным коммунистом, а раз заделался капиталистом, это его как-то особенно плохо характеризует?

Или желает подчеркнуть, что у власти и при деньгах в новой России оказалась, в основном, та же советская элита?

Последнее процентов на девяносто - правда. Но тогда почему вы не возмущаетесь тем, что в президентах у нас даже не бывший комсомолец, а бывший офицер карательных органов?

А не приходит ли вам в голову, что в элиту, вообще-то, попадают по уму и активности? Стоит ли удивляться, что успешно делавшие карьеру в СССР и в новой жизни не потерялись, а кто был ничем, за редкими исключениями, ничем и остался?

Конечно, кто-нибудь обязательно скажет, что попадают туда не по способностям, а по бессовестности. Дескать, и я бы мог так же, невелика хитрость, да принципы не позволяют.

Я думаю, на самом деле почти каждый хотел бы быть богатым и влиятельным, и готов ради этого на многое, да не у всех выходит. Вот и начинаются гнилые самооправдания: "Частию по глупой честности, частию по простоте, прозябаю в неизвестности, пресмыкаюсь в нищете".

Не это главное.

Многим россиянам есть дело до Ходорковского, хотя он им не сват и не брат. Одни ненавидят, как личного врага, на какой срок ни посади, им все мало, другие вынесли бы как раненого с поля боя, если бы могли. Почему?

Существуют два типа психологии: индивидуализм и коллективизм.

Индивидуалист гуляет сам по себе, стремится к личному успеху и не любит никакой власти над собой. А олигарх никем не командует, кроме тех, кому платит зарплату, и никого не воспитывает. Другие люди интересуют его лишь как потенциальные покупатели. Он частное лицо, только добившееся в жизни большего, ну и молодец, всем пример, а мы себя тоже не на помойке подобрали!

Если результат достигается не безупречными способами, это, конечно, плохо, но все равно коррумпированный бизнесмен симпатичнее коррумпированного чиновника и "силовика", как Остап Бендер симпатичнее вооруженного громилы.

Ежели берешься указывать нам, что делать и чего не делать, и учить морали - изволь сам быть кристальной личностью. А что взять с Ходорковского? Ему и положено только о себе думать.

Каждый индивидуалист по духу Ходорковский. Правильное общество, с его точки зрения, это общество, состоящее из Ходорковских, только разного масштаба.

Общинно-племенной менталитет не подразумевает равенства. Но если Бог дал тебе способности - бери на себя ответственность за всех, становись лидером, и мы признаем твое право на первый и лучший кусок и синюю "мигалку".

В идеале маленький человек хочет, чтобы о нем заботились бескорыстно. Но он сам понимает несбыточность своего желания, в душе сознает, что на месте большого начальника вел бы себя так же, поэтому ворчит, но терпит.

А кто открыто заявляет "опчеству": "Что мне с вами, я вот пойду и сделаю миллиард, потому что могу, а вы как знаете" - вызывает настоящую тяжелую ненависть. Нет ничего слаще, чем увидеть такого "шибко умного" в беде.

А уж минимизировал ли он налоги, работал ли в комсомоле и показывал ли в детском саду дули воспитательнице - это нюансы. Не в них суть.


BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.