Архив 2012-07

Во что я верю?

В понедельник начался суд над Pussy Riot, во время летнего затишья ставший главной злобой дня и разделивший россиян не меньше, чем в свое время французов - дело Дрейфуса.

Часть граждан полагает, что девушки совершили чудовищное преступление, за которое, как ни накажи, все будет мало.

Известный православный мыслитель диакон Андрей Кураев призвал проявить христианское милосердие к заблудшим. Глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин в открытом письме попенял Кураеву за то, что тот слишком много времени проводит в Интернете, и выразил мнение, что Христос милостив только к кающимся грешникам, а нераскаявшихся обрекает на вечные муки.

Хотелось бы спросить отца Всеволода, следует ли понимать слова о вечных муках буквально, и должны ли участницы группы, по его мнению, сидеть пожизненно, пока не встанут на колени.

Другие уверены, что панк-феминистки вообще не сделали ничего дурного, и даже восхищаются их поступком.

Лично я занимаю среднюю позицию. Храм - не место для эпатажных контркультурных "перформэнсов". Но они никого не убили и ничего не украли. Справедливое наказание за хулиганство, выраженное в словесной форме и оскорбление чьих-то чувств - моральное осуждение, в особо вопиющих случаях - штраф или 15 суток исправительных работ. Карать за это месяцами, а чего доброго, годами заключения - средневековая жестокость.

Еще меньше мне нравятся двойные стандарты и избирательное применение закона. Мне отчего-то кажется, что, скажем, за осквернение портрета Андрея Сахарова государство не преследовало бы так свирепо.

Перед законом все должны быть равны - верующие и безбожники, консерваторы и либералы, патриоты и космополиты, сторонники власти и оппозиционеры.

Дело выходит далеко за рамки конкретного случая, затрагивая самые основы бытия и давая каждому повод задуматься о том, как он понимает жизнь и во что верит.

А во что верю я?

Атеист ли я? Нет. Антиклерикал? Несомненно.

Я верю в Бога - Творца Вселенной. Я верю, что Он добр и благ. Верю, что Всевышний не просто так наделил людей разумом, и мы ему глубоко небезразличны.

Однако Бог не случайно не общается с нами напрямую, не вмешивается в жизнь людей явно и не воздействует на их сознание, чтобы сделать всех одинаковыми, хотя мог бы.

Дети часто огорчают отца своим поведением, но ни один нормальный отец не хочет видеть своих детей забитыми рабами или зомби. Я думаю, для Него важно, чтобы мы до всего доходили своим умом и  принимали решения самостоятельно. Богу угодна свобода.

Люди могут лишь смиренно гадать, в чем состоят воля и промысел Божий, и в этом смысле патриарх или римский папа ничем не отличаются от вашего покорного слуги. Они - церковные администраторы плюс искушенные богословы, которые, что называется, в теме, поэтому их стоит слушать, но совершенно не обязательно с ними соглашаться.

Священнослужитель любой религии не пастырь, потому что мы не овцы. В идеале, он - мудрый советчик, всю жизнь размышляющий на философские и нравственные темы и потому имеющий что сказать другим, специалист по человеческой психологии и жизненным коллизиям.

Когда кто-то что-то безапелляционно утверждает от лица Бога, мне всегда кажется, что эти люди просто хотят власти и пытаются заморочить нам голову.

Если вы считаете, что кто-то грешит, то пусть Бог его и накажет на этом свете или на том, Ему виднее, а вы не присваивайте Его прерогативы. Думайте о спасении собственной души, а желаете переделывать мир, так говорите от своего имени.

Я верю, что каждый отвечает перед Богом лично. Человек может заблуждаться, но это должно быть его персональное выстраданное заблуждение, а доводы типа "меня так научили" и "мне так велели" Высший Суд не примет.

Больше всего мне не нравится, когда церковь начинает окружать ореолом святости государство, президента, армию и другие институты светской власти. Уж в чем в чем, а в государстве нет ничего сакрального. Правильное государство - это домоуправление, которое добросовестно и эффективно выполняет строго очерченные функции и больше ни во что не вмешивается.

Все это, конечно, сильно расходится с православной доктриной, по крайней мере, в том виде, в каком ее преподносят официальные представители РПЦ.

Что ж, в таком случае я верующий, но, видимо, не православный. Ничего страшного. Каждый человек вправе построить собственную Церковь. В разговоре с Богом мне не нужны посредники.

О "кротах" и "паникерах"

Пару дней назад СМИ сообщили: правоохранительные органы пресекли незаконную деятельность двух частных детективов (один, кстати, бывший сотрудник ФСБ), занимавшихся незаконной слежкой за неназванными высокопоставленными чиновниками.

Газеты опубликовали фотографии людей в спецовках, ломами и болгарками взламывающих сейфы в офисе ЧОПа "Белган".

Можно не сомневаться: виновным мало не покажется.

Оно и правильно: слежка за людьми, вмешательство в личную жизнь, нарушение тайны переписки и телефонных переговоров без санкции суда - уголовное преступление.

Только вот незадача: когда некоторое время назад неизвестные при помощи специальной аппаратуры подслушали, о чем говорил в ресторане Борис Немцов и выложили в интернете личную переписку Алексея Навального, разбираться начали не с нарушителями закона, а с Немцовым и Навальным.

Вот это беспристрастное правосудие! Вот это справедливость! Вот это по-нашему!

Права и интересы "высокопоставленных чиновников" российский закон охраняет свирепо. А оппозиционерам на защиту закона надеяться не приходится. О законе применительно к ним вспоминают, когда их наказывать надо.

Даже если бы переписка Навального содержала неопровержимые доказательства того, что он в чем-то виноват, суд, в соответствии с частью 2 статьи 50 российской Конституции и частью 1 статьи 75 УПК РФ, обязан был бы отмести их как добытые незаконно.

Между тем, скажем, широко растиражированный обмен имэйлами между Навальным и Никитой Белых свидетельствует, в сухом остатке, лишь о том, что несколько лет назад Навальный требовал с Белых какой-то долг, тот в ответ посылал его подальше, и оба при этом нецензурно выражались.

Телеобозреватель Алексей Пушков в своей еженедельной аналитической программе сказал: да, криминала здесь нет, но пусть, по крайней мере, народ знает, что эти люди говорят о демократии, а сами думают про деньги.

Вот так: пусть знает! И ни слова осуждения в адрес любителей копаться в чужом белье.

И можно подумать, высокопоставленные чиновники или прокремлевские журналисты думают исключительно о благе общества! "Утром мажу бутерброд – сразу мысль: а как народ?" И всегда изъясняются языком тургеневских барышень.

Кстати, пресс-служба ФСБ не назвала чиновников, ставших жертвами незаконных действий. И правильно: зачем попусту трепать имена уважаемых людей? А то вдруг кому-то придет в голову: раз подслушивали, значит, было что подслушивать?

"Правоохранительные органы активно с незаконной прослушкой борются, и поэтому раскрытый случай - из ряда вон", - заявил изданию Metro член Общественной палаты, эксперт по безопасности Дмитрий Галочкин.

Ой ли? По-моему, случай самый заурядный. Надо просто знать, кого можно подслушивать, а кого нет.

А во вторник подоспела еще одна новость. Член Совета Федерации Юрий Калинин, побывав на месте трагедии в Крымске, пришел к выводу о необходимости принятия закона, карающего за распространение панических слухов.

Прежде чем облачиться в сенаторскую тогу, Калинин возглавлял тюремное ведомство.

Это, конечно, не преступление. Просто страна должна знать своих героев.

Я пережил в Киеве Чернобыльскую катастрофу. Город был полон самых чудовищных слухов. Но даже коммунистической власти не приходило в голову кого-то преследовать за это. Было понимание, что когда люди боятся за себя и своих детей, слухи возникают неизбежно, а власть, если допустила такое, должна не гражданам какие-то претензии предъявлять, а грехи замаливать.

У советской власти, плавно перетекшей в суверенную демократию, плохая кредитная история. Слишком часто она утаивала правду, чтобы прикрыть себя, приносила интересы, безопасность и саму жизнь людей в жертву каким-то "высшим интересам".

"И когда я слышу: верьте мне как министру - не верю именно как министру!"

Люди не обязаны безоговорочно верить официальной информации. Они вправе высказывать сомнения и подозрения. А вы опровергайте, коли есть, что сказать.

И еще. Как представляет себе уважаемый член верхней палаты механизм действия предлагаемого им закона? Контролировать в полной мере "сарафанное радио" не удавалось даже Сталину. Мало ли кто кому что сказал на улице или на кухне!

Сдается, что инициатива метит, прежде всего, в "распоясавшихся" интернетчиков. А то обрадовались, понимаешь, решили, что, как Колобок, от бабушки ушли и от дедушки ушли. Мы вам покажем "территорию свободы"!

Последние недели и месяцы для "охранителей устоев" наступила блаженная определенность. То неясно было, кто пойдет в президенты на следующий срок, Владимир Путин или Дмитрий Медведев с его хотя бы словесными декларациями, что свобода лучше, чем несвобода. То "хомячки" повылезали из нор, и стала закрадываться мысль: а вдруг и впрямь страна меняется? Никакой стабильности и уверенности в завтрашнем дне, не знаешь, куда плыть и каких берегов держаться.

Сегодня на их улице праздник. Хозяин вернулся! Генеральная линия обозначилась! Засветишься вовремя - из начальников цеха президентским полпредом сделают!

Как горох из мешка посыпались креативные идеи: что бы еще запретить, ужесточить, ограничить, подвести под уголовную статью? Больше трех не собираться! За базар ответите! Шаг вправо, шаг влево - побег, прыжок на месте - провокация!

Такие настали времена, что просыпаешься каждое утро и думаешь: чем еще сегодня порадуют отцы наши милостивцы?

Смеяться, право, не грешно

Последнее время российская действительность все чаще преподносит такие новости, что не знаешь, плакать или смеяться.

Вчера стало известно: какая-то "ассоциация православных экспертов" подала в прокуратуру заявление с просьбой проверить на экстремизм авторов премии "Серебряная калоша".

Она является российским аналогом американской "Золотой малины" и ежегодно присуждается за самые сомнительные достижения в области культуры и шоу-бизнеса.

На этот раз "Калошей" в одной из номинаций наградили патриарха Кирилла за известную историю с ретушированием фотографии, запечатлевшей предстоятеля с наручными часами Breguet ценой в 30 тысяч долларов.

Московская прокуратура незамедлительно приняла заявление к рассмотрению. Глава пресс-службы Московской патриархии диакон Александр Волков заявил, что Московская патриархия не имеет отношения к подаче заявления, но об инициативе общественников высказался одобрительно.

Тут надо отметить два немаловажных обстоятельства. Во-первых, организаторы "Серебряной калоши", в отличие от Pussy Riot, не пришли в храм, являющийся коллективным домом верующих, а упражнялись в остроумии на нейтральной территории. Во-вторых, в отличие от авторов выставки "Осторожно, религия!" шутили не над Христом и Богородицей, а над гражданами Кириллом Гундяевым и Всеволодом Чаплиным, которым, при всем уважении к ним, до Бога далеко.

Вспоминается давняя история. Хотя в СССР 1930-х годов джаз обзывали "музыкой толстых" и притесняли, Леониду Утесову позволялось выступать и записывать пластинки, поскольку Сталину нравился фильм "Веселые ребята". Но первую награду всенародный любимец получил только в 50 лет.

На одном из концертов он под хохот и аплодисменты зала представился: "Трижды орденопросец Леонид Утесов!".

Начальник Главреперткома Керженцев отчитал Утесова: "Эстрада - третьесортный вид искусства, а вы не артист!".

"А знаете ли вы, что Ленин, живя в Париже, часто ходил слушать шансонье Монтегюса? - Но вы-то не Монтегюс! - Вы, между прочим, тоже не Ленин!"

Лично мне в сложившейся ситуации ирония представляется вполне уместной.

Некоторые словари определяют юмор как реакцию на несоответствие формы и содержания. Если часы стоимостью в хороший автомобиль носит не Абрамович или Прохоров, а штатный моралист, громогласно осуждающий рыночное стяжательство и бездуховность, это смешно. Или хорошие вещи полагаются только за особые заслуги в борьбе с вещизмом?

От некоторых высказываний церковников можно только руками развести. Скажем, Александр Волков считает действия активистов "вполне ожидаемыми, поскольку мы живем в правовом государстве". А сами "православные эксперты" в своем заявлении обвиняют оппонентов в "оскорблении общественно значимых персон". Каким образом основополагающий принцип правового государства "перед законом все равны" может совмещаться с наличием неких "персон", требующих особого отношения, видимо, понятно только им и Волкову.

К тому же "эксперты" - еще не все общество. Для кого-то важная персона Кирилл Гундяев, а для кого-то Филипп Киркоров. Творите себе кумиров сами, а другим свою табель о рангах не навязывайте!

Организаторы "Серебряной калоши" названы в заявлении "людьми, для которых традиционные духовные ценности и вековые устои нашей Родины - пустой звук". Это не аргумент. Прогресс состоит в замене старого новым. Если бы люди время от времени не пересматривали "вековые устои", до сих пор жили бы в каменном веке.

Или взять слова Александра Волкова о том, что шутить по любому поводу, оказывается, имеет право исключительно тот, кто "находится внутри той темы, о которой речь: если какие-то люди захотят шутить над Вооруженными силами, то, наверное, будет уместно сначала спросить у них: а служили ли они в армии? Если кто-то смеется над профессионализмом хирурга, ему тоже следует задаться вопросом: а спас ли он хотя бы одну жизнь?"

Отсюда недалеко до утверждения, что и власть критиковать нельзя, если сам не занимаешь руководящей должности.

Волков назвал организаторов премии "шутами". По-моему, они должны гордиться этим званием. В эпоху мрачного средневековья только шуты и могли сказать властителям и подхалимам, что король-то голый. Без шутов скучно и душно.

Разговоры про "оскорбление чувств" кажутся мне более чем сомнительными. Во всяком случае, в правовом поле этому понятию не место, а то можно зайти очень далеко. Я помню время, когда чувства советских людей оскорбляли короткие юбки и длинные волосы.

Свобода важнее и ценнее, чем чьи бы то ни было чувства.

А не будьте такими чувствительными! Не нравится - не слушай, не согласен - возрази, обиделся - покрути пальцем у виска и отвернись, а не беги в прокуратуру!

Вообще, чрезмерная обидчивость - признак напыщенного дурака, а самый верный способ сделаться смешным - требовать особого почтения к своей особе.

Ладно, представителям общественности вольно вести себя, как угодно. Настораживает реакция властей.

Вы обратили внимание, что выражение "оскорбление чувств" употребляется почти исключительно вместе со словом "верующих"?

Меня, например, глубоко оскорбляет то, что добрая половина наших улиц до сих пор носит имена большевиков. А коммунистов оскорбляет критика Ленина и Сталина. Но в этом случае все понимают, что мнения могут быть разными, и ничье мнение не является истиной в конечной инстанции. Только с чувствами верующих надо носиться как с писаной торбой. И государственные органы, существующие на средства всех налогоплательщиков, а не только верующих, немедленно рысят на защиту, дудя в полицейский свисток.

У нас на глазах формируется особая зона, свободная от критического анализа и юмористического отношения. Это крайне опасно, потому что, стоит создать прецедент, и можно объявить "святыней" что угодно. Вон и "православные эксперты" уже озаботились не только честью патриарха, но и "дискредитацией законных органов власти и общественно значимых институтов".

Надо четко сознавать: дело, по большому счету, не в религии.

Знание вырастает из сомнения, развитие - из свободы, многообразия и конкуренции.

Но есть люди, которым это органически ненавистно. Один народ, одна власть, одна вера, одна мораль, и хорошо, если не покрой штанов! Страх, уважение, незыблемый порядок! Веди себя как положено, ты что, умнее старших себя считаешь? Не хочешь - заставим!

Религия здесь лишь подходящий инструмент. Других-то "объединяющих начал", почитай, и не осталось.

Практически открыто реанимируется средневековая идея "симфонии царства и священства". Нынешней власти кусок не идет в горло без "национальной идеи", и на место дискредитировавшего себя коммунизма она пытается водрузить казенно-патриотическое православие. А РПЦ, и особенно так называемая "православная общественность", наделяют власть ореолом святости и изо всех сил напрашиваются на роль отдела воспитательной работы при кремлевской администрации.

Многие лета "первоверховному Вождю" Сталину (умеют же красиво выражаться, светским пиарщикам учиться и учиться) провозгласил 4 ноября 1941 года протодиакон храма Николы в Кузнецах отец Иаков Абакумов. А его родной брат Виктор был заместителем Берии.

Обидно и досадно, что люди, присвоившие право говорить от имени Бога, дискредитируют Его своей инквизиторской нетерпимостью и участием в подавлении свободы.

Кения, сафари и пустые львиные глаза

Я вчера вышел на работу из отпуска. Исполнил давнишнюю мечту - съездил на сафари в Кению.

В одном месте насчитал в поле зрения 44 слона, а львов там столько, сколько у нас в деревне кошек.

Надо, кстати, развеять два распространенных в России мифа: будто бы туристы в кенийских национальных парках приманивают хищников мясом, и будто знаменитые снега Килиманджаро растаяли из-за глобального потепления. На самом деле, кормить животных запрещено, а самый высокий пик Африки, как и раньше, сверкает ослепительно.

Но это к слову.

Перед поездкой меня больше всего занимал вопрос: как животные относятся к вторжению человека в их мир? Развлекаем мы их, или, наоборот, раздражаем?

Открывшаяся истина меня поразила: они вообще никак к нам не относятся!

Львы лежали на обочинах, джип останавливался, и мы долго глядели друг на друга в упор. В львиных глазах была пустота.

Не потому они на меня смотрели, что интересовались или о чем-то при этом думали, а потому, что им делать было нечего. А слонов и буйволов занимал корм под ногами, так они надолго взгляд на мне и не задерживали.

Привыкли, что регулярно появляются машины с людьми, ведут себя всегда одинаково, ни вреда, ни пользы от них нет - и воспринимают, как деталь ландшафта.

Вот мы не такие. Если бы на Земле высадились загадочные и могущественные инопланетяне, люди, конечно, сначала испугались бы, но убедившись, что убивать нас они не собираются, места бы себе не находили.

Пытались бы подражать, вступить в контакт, или со стороны понять, что там у них, как и зачем, и, главное, нельзя ли с них что-нибудь поиметь.

Человеку целого мира мало. Он хочет все узнать, перепробовать и переделать, неутомим в поиске новых ощущений и возможностей. Уж там зовите это искрой Божьей или шилом в заднице.

Взять хоть меня: я месяц работал, чтобы увидеть львов. Зачем? А хочется! А лев, чтобы посмотреть на меня, лапой о лапу не ударил бы.

А на моем непрактичном желании заработали авиакомпания, турагентство, администрация кенийских национальных парков, владельцы отелей и ресторанов, гиды и водители. Плюс те, кто построил аэробус и джип и добыл для них горючее. Все крутится, развивается, все при деле.

Да здравствуют людское любопытство и необузданные желания!

А еще мир саванны не знает человеческой любви и привязанности.

Самые душераздирающие сцены - не охота и поедание добычи. Мы, в конце концов, тоже кушаем мясо.

Однажды проводник остановил машину возле типичного львиного прайда. Валяются в высокой траве здоровенный самец с черной гривой (у людей волосы с возрастом белеют, а у львов чернеют) и шесть самок.

"А теперь - внимание! - сказал гид. - Видите, во-о-н там, под кустом, прячется молодой самец, у которого грива еще не отросла? Это сын, которого папаша, едва тот подрос, выгнал из прайда, чтобы он не выгнал его самого, когда войдет в силу. Должен теперь доказывать, на что способен, завоевывать территорию и гарем. А он привык к семье, уходить не хочет. Если попробует вернуться, отец на него рявкнет".

И тут вдруг одна из львиц встала, пошла к молодому льву и принялась его вылизывать. Это, значит, мама пожалела сыночка по старой памяти. Хорошо хоть глава семейства на нее не зарычал, не запретил, и на том спасибо!

А и старому льву не позавидуешь. Еще пара-тройка лет - и молодой холостяк отнимет у него территорию и гарем, а самого либо убьет, либо, что бывает чаще, выгонит, израненного, в саванну. А это верная смерть, потому что львы занимаются загонной охотой и поодиночке не выживают. От голода такие одинокие старики нападают на людей и скотину, чего лев в расцвете сил никогда не делает, и их пристреливают.

Срок жизни льва на воле - десять лет, а в зоопарке - двадцать лет, и дольше.

Слоны создают смешанные стада. Самки находятся, так сказать, в коллективном пользовании, а большую часть времени представители разных полов пасутся в поле зрения друг друга, но на особицу. Как говорится, оставим джентльменов с их портвейном и сигарами.

При этом в каждом стаде есть вожак, как правило, старший по возрасту самец. Так вот этот вожак постоянно без всякой нужды обижает остальных самцов, показывает силу: то ни с того, ни с сего принимается толкать бивнями, то встанет на задние ноги, а передние положит на спину молодому и давит его своим весом. "Дедовщиной" занимается.

В результате, когда вожак состарится, другие самцы гонят его прочь: не из ревности, которой слоны не знают, а из мести. Они вообще злопамятны.

Проводник показал мне такого "изгнанника" с бивнями чуть ли не до земли, одиноко и печально бредущего по саванне.

"Жалко его!" - сказал я.

"А вы не жалейте, - сказал гид. - Так ему и надо!".

Мир животных жалости не ведает. Все однозначно и грубо заточено на одно: продолжение рода и сохранение лучшего генофонда.

Можно сказать: вот суровая правда жизни, а все остальное - мерихлюндии, которые люди сами себе напридумывали.

Так? Нет, не так!

Мы, в отличие от животных, воспроизводим не только биомассу, но и информацию. Для накопления и передачи знаний нужны забота о старших, как носителях ценного опыта, долгое воспитание и обучение детей, а значит, стабильная семья, построенная на любви. А отсюда недалеко и до осознания неповторимой ценности каждой личности, и до принципа: "Не делай другому того, чего не желаешь себе".

Уж не знаю, что здесь курица, а что яйцо: то ли чувство любви возникло в ответ на потребности развития, то ли изначально было присуще роду безволосых обезьян и сделало развитие возможным.

Оказывается, любовь и человечность не только приятны, но и практичны.

Ей-ей, наблюдая за зверями, можно многому научиться.

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.