Архив 2012-06

И чего им не хватает?

Политический сезон в России завершился. Наступили летние каникулы.

Заключительный аккорд прозвучал 12 июня: в Москве и некоторых других городах прошел "Марш миллионов-2".

Некоторые комментаторы успели сыронизировать насчет того, что до заявленного количества организаторы далеко не дотянули.

Впрочем, все изначально понимали, что "марш миллионов" - это метафора. Вывести на улицы миллион человек практически нереально.

За всю историю Москвы дважды в одном месте собирались примерно полмиллиона: во время молодежного фестиваля 1957 года и после поражения ГКЧП.

Касаемо числа участников массовых мероприятий, вспоминается давний случай.

Когда Павел I впервые посетил Первопрестольную столицу в качестве императора, московским обер-полицмейстером был старый, словно высеченный из цельного куска дуба служака генерал Архаров. Его подчиненных горожане прозвали "архаровцами", и слово сохранилось в языке до наших дней.

Будучи весьма доволен приемом, оказанным ему москвичами, Павел благодушно спросил: "Ну, что, Архаров, ты служишь 30 лет, а, небось, ни разу не видал на улицах столько народа?".

"Никак нет, Ваше Величество, видал и более", - рубанул далекий от придворного политеса генерал.

"Когда же это было? - Слона водили!".

Не совсем по теме, но забавно, согласитесь.

Главное, все прошло мирно, слава Богу! Россияне в очередной раз доказали, что являются цивилизованным народом, и нечего, чуть что, пугать нас какой-то невнятной, но грозной "дестабилизацией", тем более, "кровью".

За последние полгода страна накопила определенный опыт митинговой демократии, который пора обобщить.

Чтобы все было хорошо, надо руководствоваться двумя фундаментальным правилами.

1) Люди имеют право открыто и совместно выражать свое мнение о власти и по любым другим вопросам. Это право должно быть обеспечено безусловно. Даже если оно вступает в противоречие с правом других людей, скажем, на тишину, или на свободное передвижение, власти следует искать разумный компромисс, а не становиться однозначно на сторону одной части общества против другой.

2) Популярные среди оппозиционеров разговоры про то, что вот, мол, мы митингуем, а ничего не меняется, поэтому надо придумать что-нибудь покруче - от лукавого. Единственным законным способом что-то менять при демократии являются выборы. Митинги - способ самовыражения и массовой агитации, и не более. Конечно, если митингующих достаточно много, разумная власть к ним прислушается с прицелом на те же выборы, иначе ей самой будет хуже. Но, в принципе, немедленных перемен никто и не обещал.

Короче, властям следует оформлять разрешения без придирок и проволочек, а участники митингов не должны безобразничать. Вот и все гражданское согласие.

Конечно, свобода всегда ограничена какими-то рамками, но устанавливать их надо доброжелательно и руководствуясь здравым смыслом.

Если оппозиционерам вздумается "оккупировать" кабинет президента, никто им этого не позволит.

С другой стороны, если 20-30 человек лежат в парке со спальными мешками и никому реально не мешают, не надо их трогать. Трава для того и существует, чтобы по ней ходить. А если кого-то раздражает их вид, пусть отвернутся. Мне, вон, не нравятся бомжи и попрошайки, но их полиция не гоняет.

Еще непонятно, почему от зданий Госдумы или судов, где рассматриваются политически окрашенные дела, регулярно забирают в каталажку одиночных пикетчиков. Один человек ни транспорту, ни пешеходам помешать не может, а выражать свое мнение - его право. Пусть стоит, пока самому не надоест.

И еще одно соображение, как мне кажется, самое главное.

Накануне "Марша миллионов-2" прошли обыски и допросы оппозиционных лидеров.

О том, что такое совпадение не случайно, что это попытка обезглавить оппозицию, не высказался только ленивый. Я скажу о другом.

Нынешнюю российскую оппозицию обезглавить невозможно.

Это, понимаете, такие люди… Не стадо баранов, короче говоря. Они ни из кого не делают культа. Каждый оппозиционер - сам себе лидер. А в организационном смысле на месте каждой отрубленной головы немедленно вырастут три новые.

Эффективность "марша" ничуть не снизилась оттого, что на нем не смог физически присутствовать Алексей Навальный.

Судя по действиям Кремля, там руководствуются не политической, а спецслужбистской логикой. Думают, что людьми кто-то манипулирует, ищут тайные пружины и организаторов, надеются, что, если найти и пережать некую ключевую артерию, все затихнет.

Нет такой артерии!

Сдается мне, президент и его окружение не очень понимают, чего нужно рядовым участникам митингов. Средний класс, денег хватает, загранпаспорт в кармане.

Действительно, у людей на трибунах и в толпе разные интересы. Первые строят карьеру, а чего хотят вторые, я объясню.

По своим политическим убеждениям, а еще больше по психологическому складу, они в принципе не любят никакой власти над собой. Терпеть не могут командиров, а еще больше - воспитателей.

Примечательно, что в любом конфликте между государством и олигархами либералы склонны становиться на сторону последних.

Любить олигархов среднему классу не за что.

Квинтэссенцией "новорусскости" можно считать знаменитую фразу крупного московского девелопера, заявившего гостям на вечеринке: "У кого нет миллиарда, могут идти в ж…у!".

Это, конечно, шутка, но дурная. Апофеоз высокомерия и снобизма!

Однако либералу человек, который посылает его в ж…у и которого он сам может послать по тому же адресу, симпатичнее того, кто вмешивается в его жизнь.

Олигархи сумели разбогатеть и возвыситься, но остаются частными лицами, только добившимися большего личного успеха. Они нам не начальники, мы их имели в виду, и себя тоже не на помойке подобрали.

Вот "отцы родные" людям, которых зовут "рассерженными горожанами", не нужны. Они и с собственными отцами, при самых расчудесных отношениях, держат уважительную дистанцию, и решать за себя не позволяют, и с выросшими детьми строят отношения таким же образом.

А поскольку вообще без государственной власти нельзя, она должна быть исключительно скромной, сугубо временной, не всемогущей, и постоянно, даже с перебором, подчеркивать, как важно для нее мнение каждого гражданина.

Вот и вся подоплека негативного отношения к Владимиру Путину и всему, что он олицетворяет.

И поделать с этим настроениями ничего нельзя, если, конечно, не установить сталинскую диктатуру. А Навальный, Собчак, тем более, Макфол здесь ни при чем.

От одной умной знакомой я недавно услышал, что перемены произойдут не от тех, кто на трибунах и на виду, а от тех десятков тысяч, кто, вернувшись с митинга, тихо и незаметно делает революцию в своем социальном кругу и на своем рабочем месте. Примерно так, как тысяча маленьких лодочек с упорными гребцами разворачивает трансатлантического гиганта.

Это хорошо описано в последней главе "Войны и мира", которую обычно никто не читает, потому что в ней нет ни войны, ни любви.

Хотелось бы, чтобы правители это поняли. Иначе неверная логика все время будет приводить к ошибочным решениям.

Об истории и пропаганде

Темы для блога мне подсказывает не только телевизор. На что глаз упадет, что зацепит внимание и вызовет мысли по поводу, о том и пишу.

Иногда на размышления наводят письма уважаемых читателей. Возникает желание не комкать интересную тему, а ответить обстоятельно.

"Мое мнение заключается в том, что историк, начавший на свой лад трактовать исторические события, автоматически становится пропагандистом. История - это исторические факты и ничего более. Так как одно историческое событие можно трактовать по-разному, а этим занимаются пропагандисты, то историк должен знать свой Рубикон, дальше которого он не может заходить", - недавно написал мне один постоянный читатель.

История - наука прикладная. Ее изучают не за тем, чтобы забивать голову датами, а чтобы на основании исторического опыта решать, какими быть и как жить дальше.

Мнения на сей счет у всех людей разные. В том числе, у историков.

Беспристрастным историк быть не может. Он не компьютер. Он не сидит в уединенной келье, "добру и злу внимая равнодушно", а живет в обществе. Ему не все равно.

Кстати, "Повесть временных лет" отнюдь не писалась, "не ведая ни жалости, ни гнева", а отражала определенную идеологию.

В Древнем Китае был восхитительный обычай. Оплачиваемые правительством историки вели хроники, каждый год исписанные листы складывались в свинцовые ларцы, которые вскрывались 50 лет спустя после смерти царствовавшего императора.

Один-единственный раз богдыхан нарушил традицию и сорвал печати. У него были веские основания: он пришел к власти через убийство чуть ли не всех родственников и сильно переживал, как будет выглядеть в глазах потомков.

Но я отклонился от темы. Этот блог - не об отношениях историков с властями, а о позиции самих историков.

Конечно, есть вещи, для уважающего себя историка неприемлемые.

Мало кто опускается до прямого искажения или замалчивания фактов. Особенно в наши дни, когда существует свобода слова, а вся информация доступна в интернете, и ее легко проверить.

Никому не делают чести шельмование, оскорбления и брань. То, что Ленин был картавым, а Хрущев лысым, к делу не относится.

Один, вообще-то, высоко ценимый мной современный историк написал о создателе гильотины: "Говорят, что он стал жертвой собственного изобретения. К сожалению, это не так. Эта сволочь умерла своей смертью".

Я целиком разделяю отношение автора к мсье Гильотэну, но слово "сволочь" в научной книге нахожу неуместным.

Однако историк всегда сумеет обозначить свою позицию и без вранья, необъективности и грубости.

Оно всегда так было. Карамзин - великий историк и одновременно убежденный монархист и крепостник, из чего тайны не делал. Ключевский и Костомаров тоже были добросовестными историками, а по взглядам либералами. Они излагали те же факты, что и Карамзин, но как излагали!

Не отступая от правды, в прошлом каждой страны можно найти подтверждения любой теории и любому мнению народа о самом себе.

Британцы гордятся первым в мире парламентом и тем, что их предки еще в XVI веке пели: "Никогда, никогда англичанин не будет рабом!".

Между тем предков забивали в колодки и пороли плетьми за мелкие проступки, правом избирать парламент пользовались несколько процентов населения, даже лордам рубили головы, как капусту, а знаменитая песня, вообще-то, была сложена не о личной свободе. Под рабством имелся в виду возможный приход испанцев, которые навяжут чужую веру.

В Британии не было крепостного права, но в повести Конан-Дойля помещик Хьюг Баскервиль хотел изнасиловать дочь фермера, и, надо полагать, не покарай его мистическая собака, ничего бы ему не было.

Обо всем этом британцы тоже не забыли. Но они, более или менее, пришли к консенсусу насчет того, что хорошо и что плохо, и что в своей истории поднимать на щит, а на чем не заострять внимания.

В России и сегодня практически на равных сосуществуют три подхода к тому же Ивану Грозному: а) великий правитель "навеки ставил державу Русскую", и впредь надо действовать если не теми же методами, то в таком же духе; б) мы - нация рабов, если имели такого правителя, его наследие до сих пор тяготеет над нами, ничего, кроме жесткого или мягкого авторитаризма, в "этой стране" все равно не выйдет, сколько ни старайся; в) ну, есть некрасивая страница в нашем прошлом, но у кого их не было, а к современной жизни все это не имеет ни малейшего отношения.

Последняя позиция правильная, две первые губительные.

Не то нам в укор, что был Иван Грозный, а то, что мы до сих пор не разобрались со своим отношением к нему.

То, что я сейчас скажу, возможно, шокирует многих, а сказать необходимо: интерпретация истории важнее, чем сама история. Прошлого не изменишь, а от трактовок зависит будущее. В этом смысле историю можно и нужно "переписывать".

В конце XV века Новгородская республика была присоединена к Московскому великому княжеству. Дальше-то что? Это было прогрессивное укрепление государства или удушение демократических начал в русской жизни, которые, к сожалению, не получили развития?

Брут - грязный предатель или борец против тирании?

Ситуация осложняется тем, что личные мотивы Брута могли быть низменными. Хотелось бы знать и это, но главное - исторически он прав, или нет?

То, что за годы Великой Отечественной войны по приговорам трибуналов казнили около 153 тысяч военнослужащих Красной армии - десять дивизий, расстрелянных своими! - факт.

Должен ли историк просто сообщить его без анализа и комментария? Не должен! Понятно, что такое явление ненормально и нуждается в объяснении.

Поэтому одни историки пишут: молодец Сталин, железной рукой заставил всех воевать, в трудной обстановке только так и можно, и впредь, если прижмет, надо поступать аналогичным образом.

Другие смиренно вопрошают, о каком патриотизме мы говорим, если заставлять воевать приходилось массовыми расстрелами, и почему не только в американской и британской армиях, но и в вермахте как-то обходились?

То, что от 900 тысяч до миллиона советских граждан служили неприятелю с оружием в руках - факт.

Дальше одни считают, что, значит, правильно Сталин устроил перед войной 37-й год, как видно, еще не всех врагов перестрелял. А другие - что лучше бы ему было застрелиться самому, с учетом природы режима изменников оказалось на удивление мало, и причина в том, что Гитлер был таким же изувером. А если бы на СССР наступали не нацисты с расовой теорией и расправой на месте за любое нарушение оккупационных порядков, а американцы с джазом, кока-колой и демократией, ни один нормальный человек не должен был бы воевать за Сталина.

А следом встает уже не исторический, а общемировоззренческий и нравственный вопрос: обязан ли человек беззаветно отдавать жизнь за родину, какой бы она ни была? Или, если родина обращается с человеком, как злая мачеха, он вправе ответить ей тем же?

Всегда ли цель оправдывает средства? Надо ли побеждать ЛЮБОЙ ценой?

Историки не должны вдаваться в подобные споры? А, собственно, почему? Кто тогда должен? Вопросы архиважные для всех живущих. Вот было изменников 900 тысяч или миллион, не столь важно, потому что суть явления от этого не меняется. Хотя, конечно, как говорил судья в "Приключениях Тома Сойера", "истина всегда почтенна".

Плохо, когда "неудобные" и неоднозначные исторические факты замалчиваются. А когда вокруг них идет свободная дискуссия, это хорошо.

Возможно, мой читатель не хочет, чтобы историки "скармливали" ему свои политические и моральные взгляды. Предоставьте голые факты, а дать им оценку я и сам сумею!

Ну, не нравится концепция историка - не соглашайся с ней, бери из текста одни факты. Делов-то! А послушать чье-то мнение, как минимум, не вредно.

Слово "пропаганда" дискредитировано советским агитпропом и ведомством Геббельса. Но замените "пропаганду" на "гражданскую позицию" - фраза прозвучит совсем иначе.

Историка обычно обвиняют в пропаганде, когда его позиция чужда читателю. А когда позиции совпадают, то все прекрасно, это объективная наука 99-й пробы!

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.